WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 ||

Так, высокий уровень преступности усиливает изоляцию граждан, уменьшение частоту и продолжительность взаимодействий внутри общества. Дезорганизация социальности проявляется здесь на микроуровне в форме распада социальных связей. Такие преступления, как грабежи, оказывают сдерживающее влияние на социальную активность, что влечет за собой уменьшение потенциального числа жертв ограблений и снижение уровня преступности [10 Там же. – С. 83.]. Аналогично формируется отрицательная обратная связь между безработицей и уровнем квартирных краж. Безработный чаще находится дома или рядом с ним, что затрудняет совершение этих преступлений. Кроме того, с ростом безработицы и бедности домашнего имущества, которое могло бы привлечь внимание преступников, становится все меньше [11 Берсик мл. Р.Дж. Имущественные преступления // Криминология. – Глава 8. – С. 281.].

В режиме “охлаждения” имеет место оживление следов, включение механизмов “памяти”, встраивание прошлого в сегодняшний день, но и установление общего темпа изменения (процесса) внутри сложной структуры, прохождение “волны синхронизации”. Диссипативность и девиантность не исчезают, а трансформируются в соответствии с духом времени.

Так, К. Эриксон отмечал, что волны преступности служили поводом для смены приоритетов. Внимание общества переключалось с одной проблемы на другую, старые проблемы забывали, как только возникали новые [12 Шели Дж.Ф. Указ. соч. – С. 80.]. Ненормативный хаос, следовательно, предстает в качестве механизма выхода на структурыаттракторы эволюции, а также как способ синхронизации темпов развития подструктур внутри сложной структуры. Хаос, флуктуации на микроуровне играют существенную роль в определении наличных тенденций, “целей” процессов на макроуровне.

Девиации выполняют функцию объективно данных ориентиров в деятельности организации. Как показал К. Эриксон, девиантность и реакции общественности на неё способствовали установлению границ приемлемого поведения и создавали в зарождающемся обществе ощущение стабильности и управляемости. С течением времени границы теряли четкие очертания и возникали новые возможности для общественного роста. Девиации же, в свою очередь, заставляли людей обратиться к сособенностям и задачам общества, убеждениям и интересам его членов. Таким образом, девиации способствовали поддержанию границ общественности.

Известная максима “Отрицание есть определение” применима по отношению к социальным девиациям. “Как это ни парадоксально, можно утверждать, что преступление, как и уголовное право, необходимо для поддержания порядка, – писал В. Фокс. – В любом случае, преступление указывает границы индивидуального и группового поведения, что делает возможным существование социальной организации, необходимой для устойчивости общества” [13 Фокс В. Введение в криминологию. – М.: Прогресс, 1980. – С. 177.]. Поэтому как только сплоченная группа начинает терять чувство солидарности, то в целях объединения она начинает искать и подавлять “врагов”. Девиации, следовательно, допускаются, инициируются и инспирируются обществом в целях самоорганизации.

Макроорганизация строится благодаря беспорядку, хаосу на микроуровне. Диссипация, рост энтропии – непрерывно протекающий объективный процесс. Ликвидация хаоса на микроуровне невозможна, потому что система порождает его снова и снова в процессе самоорганизации. В системе неизбежно присутствует определенная доля хаоса, разрушения. Необходимо только контролировать, чтобы хаос не превышал критического уровня, и влиять на него эффективными методами.

К аналогичным выводам приходили ранее и криминологи. Здесь достаточно напомнить о сформулированном Э. Ферри законе насыщения общества преступностью, в соответствии с которым существует определенная пропорциональность между численностью населения, живущего в определенной среде, и числом преступлений. Согласно закону, во всякой социальной среде имеется известный минимум естественной и наследственной преступности, генерируемой антропологическими факторами [14 Ферри Э. Уголовная социология. – М., 1908. – С. 245.]. К. Эриксон делал вывод о постоянстве девиационной квоты – функционального количества девиаций, поддерживаемых и допускаемых обществом [15 Шели Дж.Ф. Указ. соч. – С. 80.]. Отсюда вытекает более мягкий подход в правоохранительной политике: “...Тотальный порядок недостижим, и поэтому популярную фразу “закон и порядок” следовало бы трактовать как “закон и некоторый беспорядок”” [16 Шели Дж.Ф. Краткое введение в криминологию. – С. 47.].

Признание факта неустранимости и постоянной воспроизводимости различных форм диссипативного, общественно опасного поведения имеет фундаментальное значение для разработки стратегии обеспечения общественной безопасности и правопорядка. Многие зарубежные государства осознают необходимость перехода от модели войны с преступностью к модели сосуществования с ней. Отсюда такие тенденции в уголовной политике как приоритет предупреждения преступлений, внедрение программ реадаптации и коррекции поведения осужденных, гуманизация пенитенциарного режима, ограниченное применение лишения свободы как «крайней меры», использование преимущественно краткосрочного лишения свободы и др.

Отказ от “хирургических” методов противодействия преступности основывается на представлении об обществе как целостном социальном организме, неотъемлемую, функционально необходимую часть которого составляют формы общественного опасного поведения.

Системность общественной жизни определяет и системность подхода к регулированию спектра форм социального поведения. Так, по мнению Э. Ферри, “необходимо... направлять развитие социального организма с таким расчетом, чтобы деятельность людей не находилась постоянно под бесполезной угрозой репрессии, а направлялась постоянно косвенным образом на непреступный путь, чтобы способности и потребности людей получали свободное удовлетворение; естественные склонности должны сдерживаться, по возможности меньше, а соблазн совершать преступления должен быть доведен до минимума” [17 Ферри Э. Указ. соч. – С. 67.]. В этих целях он предлагал ограничение монополий, свободу эмиграции, организацию колоний, снижение таможенных тарифов для уменьшения контрабанды, введение системы налогобложения, сглаживающей социальное неравенство, развитие общественных работ, ограничение безработицы, установление высоких окладов чиновникам, уменьшение числа рабочих часов, перепланировку и освещение улиц, запрещение жестоких зрелищ, безвозмездность и доступность гражданского правосудия, устранение беспризорности детей, упрощение законов и ограничение их количества и др.

Состояние общественной безопасности и правопорядка является, таким образом, системно обусловленной характеристикой социальной самоорганизации. Многомерность и многоуровневость социальной самоорганизации определяет сложность спектра социальных девиаций. Этот спектр, его структура и интенсивность проявления отдельных составляющих отражают динамично развивающийся процесс жизнедеятельности социального организма в целом, его рост, реструктуризацию, сдвиги в граничных условиях общественного благосостояния в соответствии с меняющимися социальными ориентирами и нормативами.

Идея социального детерминизма в понимании характера общественно опасного поведения была выдвинута еще А. Кетле, который писал: “Общество заключает в себе зародыш всех имеющих возможность совершиться преступлений потому, что в нем заключаются условия, способствующие их развитию; оно, так сказать, подготовляет преступление, а преступник есть только орудие. Всякое социальное состояние предполагает, следовательно, известное число и известный порядок преступников, которые являются как необходимое следствие его организации. Это наблюдение, которое на первый взгляд может показаться безотрадным, напротив, очень утешительно, если ближе всмотреться в него. Оно указывает на возможность улучшения людей посредством изменения учреждений, привычек, состояния образованности, вообще всего, что имеет влияние на их быт” [18 Цит. по: Гернет М.Н. Моральная статистика. – М., 1922. – С. 16.].

Следовательно, обеспечение общественной безопасности и правопорядка в каждый исторический момент является кластерно, дифференцированно и избирательно решаемой задачей, предусматривающей конкретные целевые функции и соответствующие области допустимых значение для неоптимизируемых показателей социальной организации.

Всеобщая, системная взаимосвязь в структуре социального организма определяет конкретные зависимости между различными показателями социально нормативного и девиантного поведения. Сложившийся тип социальной организации формирует определяет масштабы и структуру девиаций. Соответственно, коррекция девиаций неизбежно связана с реструктуризацией социального организма как объективной основы вариабельного поведения. Поэтому для субъекта коррекции должны быть прежде всего приемлемы воможные последствия социальной реорганизации.

Учет сложных зависимостей между показателями девиантности необходим для принятия взвешенных решений. Ведь известен ряд парадоксальных эффектов, обобщенных, например, в так называемой “теории клапанов”. Суть ее состоит в том, что если удается перекрыть один канал совершения незаконных действий, склонные к ним лица переключаются на другие, более уязвимые цели. Происходит социальное перераспределение боемени виктимизации.

Так, ужесточение контроля снижает количество магазинных краж, но резко повышает количество вооруженных нападений на магазины. Аналогично, повышение защищенности квартир может увеличить количество грабежей. В государственном масштабе, как отмечал В.В. Лунеев, тотальный контроль и репрессивная политика удерживали на относительно низком уровне уголовную преступность низших слоев населения ценой преступности властей против народа [19 Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировые, региональные и российские тенденции. – М.: Издательство НОРМА, 1997. – С. 80.].

Вследствие внутренней противоречивости деятельности по обеспечению общественной безопасности и правопорядка мероприятия, направленные на парирование какойлибо угрозы, как правило, усиливают другие угрозы. В этих условиях стратегия обеспечения общественной безопасности должна учитывать не только степень общественной опасности поведения, но и взаимовлияние (взаимозависимость) его форм.

Pages:     | 1 ||




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.