WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |

Религиознофилософские собрания в СанктПетербурге в 19011903 гг.

НА ИЗЛОМЕ ВЕКОВ К 100летию со дня 1го из 22х Религиознофилософских собраний (СПб. 19011903 гг.), состоявшегося 29 ноября (12 декабря) 1901 г.

Религиознофилософские собрания (далее РФС) в СанктПетербурге в 19011903 годах были встречей богоискательской русской интеллигенции и Православной Церкви. РФС воплотили перемену интересов части интеллигенции от материализма, позитивизма и атеизма к религиознофилософским вопросам. На фоне огромных успехов науки и техники к концу XIX в. наростает чувство неудовлетворенности “научным мировоззением”. Вера в прогресс не могла заменить веры в Бога. Такое достаточно массовое религиозное пробуждение русской интеллигенции появилось не на голом месте. Достаточно вспомнить П.Я.Чаадаева, Н.В.Гоголя, славянофилов, Ф.И.Тютчева, Ф.М.Достоевского и др. Н.А.Бердяев отводил здесь особую роль Л.Н.Толстому: “Всеми признается, что зачинателем религиозного брожения в России является Л.Толстой, он пробил брешь в религиозном индифферентизме русской интеллигенции, и запросы религиозного сознания поставил в центре внимания.” (Н.А.Бердяев. Политический смысл религиозного брожения в России (1903)//Н.А.Бердяев. Sub specie aeternitatis/СПб., 1907, с.137). 20 февраля 1901 г. Св.Синод отлучил Толстого от Церкви, что вызвало в печати бурное обсуждение проблемы свободы совести, права свободного выражения своих мыслей по религионым вопросам. Одним из наиболее ярких и заметных было выступление М.А.Стаховича в сентябре 1901 г. на орловском съезде миссионеров, в котором он утверждал, что без свободы совести нет искренней веры, а это наносит непоправимый урон Церкви.

В.И.Иванов отмечал ключевую роль В.С.Соловьева в самом возникновении религиозных стремлений начала ХХ в.: “Истинным образователем наших религиозных стремлений, лирником Орфеем, несущим начало зиждительного строя, был Вл.Соловьев.” (В.И.Иванов. О значении В.Соловьева в судьбах нашего религиозного сознания// Сборник первый. О Владимире Соловьеве/М., 1911, с.34). Зачинающим новый этап в развитии человеческой мысли видел Соловьева С.Н.Булгаков: “Человечество пережило многовековое господство отвлеченного клерикализма, враждебное свободной мысли и научному исследованию; мы переживаем теперь век отвлеченного рационализма, отвергнувшего сначала религию, а затем и философию во имя точного знания и свободного исследования. Но есть основания думать, что и этот период приходит к концу и уже исчерпывает свои положительные потенции. На очереди новый высший синтез, в котором испытующий дух возвращается к себе, к исконным своим запросам и, обогащенный всеми приобретениями векового развития знания и мысли,освобождается от господства того или иного отвлеченного начала, но все их гармонически соединяет. Искание этого синтеза было делом жизни Соловьева.” (С.Н.Булгаков. От марксизма к идеализму. Сборник статей (18961903)/СПб., 1903, с.262).Само название книги Булгакова стало нарицательным, оно указывало путь многих русских интеллигентов. Пророчески оценил Соловьева А.А.Блок: “XIXй заставил нас забыть самыя имена святых, XXй, быть может, увидит их воочию. Это знамение явил нам, русским, еще неразгаданный и двоящийся перед нами – Владимир Соловьев.” (А.А.Блок. Рыцарьмонах//Там же, с.103).

“Соловьевское общество” выросло из литературного кружка 1890х годов, организованного семьями Оболенских, Бобринских, Столыпиных, кружок посещал и сам В.С.Соловьев. Общество соорганизовалось около 1901 г. Оно собиралось в ресторане “Донон” на “соловьевские обеды”, читался и обсуждался доклад. Председателями Общества были Ю.Н.Милютин (19011912) и кн.А.Д.Оболенский (19121916). Членами Общества были: кн.С.М.Волконский, кн.Э.Э.Ухтомский, А.А.Столыпин, А.В.Кривошеин, Н.Н.Львов, П.П.Извольский и др. См.: Б.В.Межуев. Вл.С.Соловьев и петербургское общество//Соловьевский сборник/М., 2001.

Однако Соловьев был не одинок. Он принадлежал к славной плеяде русских философов “Лопатинского кружка”, кружка друзейфилософов, собиравшихся в “доме Лопатина”. В кружок входили: В.С.Соловьев, Л.М.Лопатин, кн.С.Н.Трубецкой, кн.Е.Н.Трубецкой, Н.Я.Грот. Кружок был явно идеалистического направления. Помимо преподавания, члены кружка возглавили Московское психологическое общество, преобразив его направленность из позитивистской в подлинно философскую. При Обществе стал выходить журнал “Вопросы философии и психологии” (с 1889 г.), направленность которого изменилась от философской к религиознофилософской. Общество устраивало публичные лекции, которые были заметными событиями культурной жизни Москвы. С.Н.Трубецкой при Московском университете организовал Студенческое историкофилологическое общество, первое заседание которого состоялось 16 марта 1902 г. Председателем Общества стал С.Н.Трубецкой, товарищем председателя – П.И.Новгородцев. Была начата работа в четырех секциях: 1) философской (председатель Л.М.Лопатин), 2) исторической, 3) историколитературной, 4) общественных наук. Общество стремилось привлечь студентов к творческой работе и, тем самым, отвлечь от революционной деятельности (хотя бы в стенах университета), что встретило противодействие со стороны радикально настроенного студенчества. Руководитель философской секции Лопатин подталкивал студентов к занятиям, в основном, философией немецкого идеализма. В студенческие годы в секцию входили такие религиозные мыслители как П.А.Флоренский, В.Ф.Эрн и др., которые в 1904 г. организовали 5ю секцию Общества “История религии”, явившейся ядром Религиознофилософского общества памяти Вл.Соловьева. Таким образом, религиознофилософская проблематика преобладала среди философовпрофессионалов, она стала завоевывать все больший интерес со стороны интеллигенции и способствовать перемене ее настроений.



В выше указанной статье Бердяев отметил пробуждение религиозных интересов у выходцев из среды марксистов: “Очень характерно также пробуждение интереса к запросам религиозного сознания у ряда представителей передовой нашей публицистики, вышедших из марксизма, столь казалось бы чуждого всяких религиозных интересов, хотя религиозного по существу.” (Там же, с.138). В русском освободительном движении появилось “идеалистическое направление” поначалу весьма неопределенного свойства. В это время под влиянием широкого обсуждения речи Стаховича у “легального марксиста” П.Б.Струве зародилась идея сборника “В защиту свободы совести”. К реализации этой идеи он привлек близких тогда к марксизму Н.А.Бердяева, С.Н.Булгакова, С.Л.Франка, Б.А.Кистяковского, М.И.ТуганБарановского и др. Сам Струве в то время отбывал ссылку в Твери, и редактором сборника по его просьбе стал П.И.Новгородцев, который привлек туда либерально настроенных профессоров: Л.М.Лопатина, кнн. С.Н. и Е.Н.Трубецких (это все оставшиеся в живых члены “Лопатинского кружка”), С.А.Алексеева (Аскольдова), А.С.ЛаппоДанилевского, С.Ф.Ольденбурга. Финансировал издание и был одним из его авторов Д.Е.Жуковский. За пределами сборника оказались атеисты, первоначально предполагавшиеся к участию: К.К.Арсеньев, М.А.Рейснер, В.М.Гессен, В.А.Мякотин, Л.И.Петражицкий (см.: М.А.Колеров. “Идеалистическое направление” (19021905)//М.А.Колеров. Не мир, но меч/СПб., 1996). Сборник вышел под эгидой Московского психологического общества, от имени которого выступил Л.М.Лопатин. Сборник появился в 1902 г., в разгар РФС. Несколько позже в статье “Политический смысл религиозного брожения в России” (1903) Бердяев считал откровенное обсуждение религиознофилософскообщественных вопросов невозможным без устранения самодержавия: “Всякое религиозное искание, искреннее религиозное обновление и созидание, всякое духовное алкание и духовное творчество неизбежно упирается в одну точку, в которой связываются и развязываются все узлы русской жизни – в русское самодержавие и по обыкновенной логике требует устранения самодержавия, хотя бы это и не было определенно сознанно.” (Н.А.Бердяев. Sub specie…,СПб., 1907, с.139). Никто из авторов “Проблем идеализма” по разным причинам не выступал на РФС.

С начала 1890х годов журнал “Северный вестник” приобрел свое лицо благодаря ярким выступлениям А.Л.Волынского (Флексера) в защиту идеализма (см.: А.Л.Волынский. Борьба за идеализм/СПб., 1900). Позже Волынский вспоминал: “С первых же этапов литературнокритической деятельности я отстаивал метод идеалистический, находя применение его к темам не только искусства, но и самой жизни, абсолютно необходимым в интересах культуры и органически развивающейся общественности.” (А.Л.Волынский. Что такое идеализм/СПб., 1922, с.3). Волынский выступал против натурализма в литературе, против народничества и позитивизма. В журнале печатались Л.Н.Толстой и В.С.Соловьев. В 1890е годы “Северный вестник” был единственным журналом, печатавшим старших символистов: Д.С.Мережковского, З.Н.Гиппиус, Н.М.Минского, К.Д.Бальмонта, Ф.К.Сологуба. Аврил Пайман характеризует журнал периода редакторства Волынского так: “Первый холодный свет занимающегося серебряного века начал пробиваться со страниц прежде весьма уважаемого народнического журнала “Северный вестник”.” (А.Пайман. История русского символизма/М., 1998, с.24). Д.С.Мережковский в програмном стихотворении “Дети ночи” (1894) выразил тогдашние настроения новаторов:





“Дерзновенны наши речи, Но на смерть осуждены Слишком ранние предтечи Слишком медленной весны.” Б.К.Зайцев назвал Мережковского и Гиппиус “петелами предутренними”. См.: Д.Максимов. “Северный вестник” и символисты//В.ЕвгеньевМаксимов и Д.Максимов. Из прошлого русской журналистики.Л., 1930; Е.В.Иванова. “Северный вестник”//Литературный процесс и русская журналистика конца XIX – начала XX века/М., 1982.

Переломным событием в литературе конца XIX – начала XX вв. было появление русского символизма. Урок французских символистов был воспринят, однако их подражателем и продолжателем никто из русских символистов не стал. Главными признаками отличия были пронизанность русского символизма метафизикой, мистикой, стремлением к тайнодействию, мистерии, теургии: “символизм – и это чрезвычайно знаменательно! – оказался не тем, каким он был на Западе: от стилистических, формальных изысканностей и от “соответствий” наши символисты сейчас же ушли в глубины, которые иначе не назовешь, как религиозными” (С.К.Маковский. Портреты современников/М., 2000, с.262). Символисты пытались создать “новое искусство” на основе новой эстетики, отличной от эстетики утилитаризма. Здесь напрашиваются аналогии с “новым религиозным сознанием”. Отвлекаясь от трудностей различения “декадентов” и “символистов”, выделим три волны символизма. 1я – Н.М.Минский, Д.С.Мережковский, З.Н.Гиппиус; она характеризовалась “не столько работой над созданием новых литературных форм, сколько поисками мировоззрения, отвечающего тому психологическому сдвигу, который явно наметился тогда в среде некоторых групп интеллигенции” (В.ЕвгеньевМаксимов и Д.Максимов. Из прошлого русской журналистики/Л., 1930, с.131). 2я волна – К.Д.Бальмонт, В.Я.Брюсов, Ф.К.Сологуб; здесь ставили “главный акцент на чисто эстетической работе в области стиха” (там же, с.131). Это был бунт против базаровщины “во имя загнанных принципов эстетики и “личности” – индивидуализма” (З.Н.Гиппиус. Стихи. Воспоминания. Документальная проза/М., “Наше наследие”, 1991, с.97). 3я волна – Андрей Белый, А.А.Блок, С.М.Соловьев, В.И.Иванов, М.А.Волошин, для которых характерны религиозные искания. Среди вех движения, относящихся ко времени РФС следует указать издание Брюсовым сборников “Русские символисты” (3 вып., М., 18941895) и организацию им же издательства “Скорпион” в 1900 г., печатавшего символистов.

Отношение выделенных трех волн к РФС было различным. Представители 1й волны – среди инициаторов и организаторов РФС. Представители 2й волны относились к РФС декадентскинегативно. Характерно письмо Бальмонта к Брюсову от 15 февраля 1902 г.: “А эти петербургские мудрецы и валькирии… Представляю себе Ваши впечатления. Все эти эпилептические, печеночные, желудочные и чахоточные философы, пророки и канатные плясуны –поистине жалобы достойны. Не знаю, когда их выметет мороз, как нечисть.” (Литературное наследство. Валерий Брюсов и его корреспонденты. Кн.1/М., 1991, с.120). По всей видимости аналогичным было и отношение Брюсова. Об этом свидетельствует М.А.Волошин, который первый раз увидел Брюсова в январе 1903 г. на РФС: “Если там был человек, наиболее чуждый тому, что говорилось и волновало, то, конечно, это – Брюсов” (Литературное наследство. Валерий Брюсов и его корреспонденты. Кн.2/М., 1994, с.390). Брюсов напечатал отчет о РФС: Аврелий. Новое знаменательное движение//Русский листок/1902, 22 февраля. При всей чуждости Брюсову РФС, он стал секретарем журнала “Новый путь”, созданного обильно там печатавшимися инициаторами Собраний. В журнале печатали свои произведения представители всех волн символизма, в том числе, Брюсов, Бальмонт, Сологуб, Блок, Вяч.Иванов, Волошин и др. У многих представителей 2й и 3й волн символизма какоето время было увлечение идеями Мережковского.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.