WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

Одной из разновидностей конфликтов С. Чейз счи­тает конфликты на почве антисемитизма как прояв­ление антагонизмов религиозного, культурного и ра­сового характера.

Американские социологи К. Боулдинг и А. Рапопорт предложили свою типологию социальных конфлик­тов, выделив в ней следующие категории:

— действительные конфликты, т. е. реально проис­ходящие в конкретной социальной среде;

— случайные конфликты, появление которых зави­сит от ряда преходящих (второстепенных по сути) факторов и противоречий;

— заместительные конфликты, представляющие собой фиксируемое проявление скрытых конфликтов, т. е. не проявляющихся на поверхности общественной жизни;

— конфликты, возникающие в результате плохого знания существующего положения или неудачного применения принципа «разделяй и властвуй»;

— скрытые (латентные) конфликты или конфлик­ты, развивающиеся исподволь, незаметные сразу. Их участники в силу разных обстоятельств не могут или не хотят заявить о своей открытой борьбе друг с другом;

— фальшивые конфликты, т. е. не имеющие по сути объективных оснований. Они возникают в результате неадекватного отражения в групповом или массовом сознании существующих реальностей. (Это, конечно, не означает, что они не могут трансформироваться в действительные конфликты.) В особую разновидность конфликтов многие ис­следователи выделяют те, которые связаны с процес­сами модернизации. При всем многообразии тракто­вок западными социологами понятия «модернизация» можно выделить как наиболее приемлемое понимание последней как этапа перехода от традиционного об­щества к современному (индустриальному). Осуще­ствление последней нередко ставило под угрозу тра­диционные ценности, а иногда и суверенитет ряда молодых государств. Возникающие в этой связи кон­фликты носили по сути цивилизационный характер3. Их участники отстаивали разные культурные цен­ности и ориентировались на разные социальные об­разцы (модели) и нормы. В этих условиях, как отмечал, например, американский исследователь Дж. Ротшильд, произошла политизация этнокультурных ценностей, проявившаяся в виде столкновения кон­фликтов, требующих политического согласования и урегулирования, без чего они переходят в насилие4.

В начале 80х годов в западной социологической и политологической литературе большое внимание было уделено анализу конфликтного потенциала в странах Восточной Европы. Исследователи отмеча­ли, в частности, быстрый рост национального самосо­знания, стремления к национальному суверенитету, примат национального над классовым5. К такому вы­воду пришел, например, американский исследователь Ю. Рецлер.

К этому же времени относятся и труды некоторых западных исследователей, в частности Каррер д'Анкос, сумевшей многое предсказать в книге «Взорванная им­перия».

Конфликты между центральным правительством и периферийными национальными (этническими) группами были выделены в специальную категорию конфликтов авторами концепции «внутреннего коло­ниализма». В ней, в частности, обосновывался вывод, что преобладающая в экономике группа стремится всеми силами сохранить свои преимущества, свой доминирующий статус, вызывая тем самым недовольство менее преуспевающих групп. Хотя один из основа­телей этой концепции, профессор Вашингтонского университета М. Гектер, строил свои выводы в основ­ном на материалах национальных движений в Велико­британии, эта концепция многое объяснила и в других странах, в том числе и в СССР. Например, эмпириче­ски подтвержденное в последнее время стремление титульных наций к получению приоритетных прав, желание сохранить доминирующие позиции в различ­ных сферах фактически сформировались в союзных республиках значительно раньше.

Отдельную категорию конфликтов составляют те, которые условно можно назвать «индуцированные» (от слова «индукция»), т. е. конфликты, возникающие под влиянием примера извне на основе полученной через средства массовой коммуникации информации. Под влиянием, например, этнических конфликтов в Индии, ЮАР активизируются национальные и рели­гиозные общности в других странах. Конфликт на территории бывшей Югославии также оказал опреде­ленное влияние на повышение активности мусульман и христиан в ряде стран мира, вовлекая их в протестное движение на стороне своей национальной или конфессиональной группы. Не меньший резонанс вы­звали события в югославском крае Косово весной и ле­том 1999 г.

Значительное место в конфликтологии занимают исследования международных (межгосударственных) конфликтов. Особенно обширная литература по этой тематике (историческая в том числе) появилась в годы «холодной войны». Именно в это время образовались «силовые центры» современного мира, преследовав­шие свои геополитические цели и находившиеся дли­тельное время в состоянии перманентного конфликта.

Следует отметить, что если проблемам внутриси­стемных социальных конфликтов советские ученые не уделяли должного внимания, исходя из представле­ний, что социалистической стране они не присущи, то все, что так или иначе относилось к межсистемным конфликтам, привлекало к себе постоянное внимание.

Заметно активизировалась исследовательская рабо­та в этом направлении уже в 70е годы. В качестве примера можно сослаться на труды Э. А. Позднякова, рассматривавшего международный конфликт как столкновение различных политических, экономиче­ских, военностратегических и иных интересов госу­дарств6.

Изучению международного конфликта как само­стоятельного объекта научного анализа были посвя­щены монография Н. И. Дорониной, труды Л. А. Нечипоренко, С. А. Тюшкевича, Д. М. Проэктора и других исследователей7.

На Западе были разработаны примерно в это же время концепция «стратегии управления конфликтом» и концепция «стратегии деэскалации конфликта», по­лучившие довольно широкое хождение.

В последовавшие после окончания «холодной вой­ны» годы внимание к проблематике международных конфликтов не ослабевало. Для этого имелись (и име­ются) серьезные основания. Ликвидация СССР создала новую, весьма сложную геополитическую обстановку, которой не преминули воспользоваться в своих ин­тересах многие страны как на Западе, так и на Востоке. В частности, активизировались их попытки включить в сферу своего влияния бывшие республики СССР, отношения между которыми оказались тоже непро­стыми (особенно некоторых из них с Россией). Не прекращаются локальные конфликты на Ближнем Востоке и т. д.

Характерной особенностью исследований в 90е годы является то, что они все больше приобретают комплексный, междисциплинарный характер. Значи­тельное место отводится и попыткам прогнозировать и предупреждать международные конфликты.

Приведенные суждения и выводы не исчерпывают всего многообразия оснований и критериев типологизации конфликтов, но дают достаточно полное представление о возможных в этом плане подходах.

4. Конфликт в сфере политических отношений В толковых словарях конфликты определяются как состояние политических отношений, в котором их участники ведут борьбу за ценности и определенный статус, власть и ресурсы, борьбу, в которой целями противников являются нейтрализация, нанесение ущерба или уничтожение соперника. Суть конфлик­та — в несоответствии между тем, что есть, и тем, что должно быть по представлению вовлеченных в кон­фликт групп и индивидов, субъективно воспринимаю­щих свое место в обществе и свое отношение к другим людям, группам и институтам.

В прикладной политологии различаются три ос­новных типа политических конфликтов — конфликты интересов, конфликты ценностей и конфликт иден­тификации. Говорят, что конфликты интересов преоб­ладают в экономически развитых странах, устойчивых государствах, где политической нормой является торг вокруг дележа экономического пирога (борьба вокруг размеров налогов, объема социального обеспечения и т. п.). Говорят далее, что этот тип конфликтов наи­более легко поддается урегулированию, так как здесь всегда можно найти компромиссное решение («как это, так и то»).

Конечно же, разрешение конфликта и достижение консенсуса неразрывно связано с учетом противоре­чивых интересов. Имитируя с помощью методов при­кладной политологии развитие конфликта, ход переговоров, эволюцию определенной системы и т. п., ис­следователь получает возможность либо предвидеть развитие реального процесса, либо найти ключ к объяснению имевших место событий.

В США и других развитых странах функционируют десятки центров по изучению конфликтов — полити­ческих, социальных, экономических, межэтнических, духовнонравственных, межгосударственных (международных) и других. Издаются специальные журналы, посвященные проблемам урегулирования конфлик­тов, управления ими как важнейшим условиям под­держания социальнополитической стабильности внутри страны и на международной арене. Опыт по­казывает, что урегулирование конфликтов и связан­ных с ними проблем может происходить на государственном уровне, дипломатическим путем (в том чис­ле с использованием народной дипломатии), с по­мощью третьих стран, международных организаций, включая ООН.

Для любого современного общества, по мнению американских конфликтологов, характерно более «двух конфликтных интернов». В полиэтнических го­сударствах современные конфликты берут начало в разнице языка, религии, региональных особенно­стях, перекрещиваются с конфликтами по поводу «раз­ницы в статусе, функциях или вознаграждении»8.

В качестве одной из важнейших причин полити­ческих конфликтов американский политолог Р. Даль видит неравенство, подразумевая под этим неравное участие различных групп в принятии решений, по­скольку «некоторые люди имеют основания для уве­ренности в том, что их интересы неравно выражены, организованы и представлены». Он заключает, что политическое неравенство вызвано к жизни действием трех определяющих факторов:

Вопервых, «значительной разницей в полити­ческих возможностях различных групп». Естественно, что организации, объединяющие крупных предпри­нимателей, имеют гораздо больше возможностей для ведения политической борьбы, чем объединения до­мохозяек или ветеранов.

Вовторых, тем, что «равное представительство яв­ляет собой техническую проблему, которая никогда не была удовлетворительно решена».

Практически невозможно достичь представитель­ства, причем равного, всех слоев и групп общества в органах власти, поскольку процесс усложнения со­циальной структуры имеет постоянный характер и опережает законодательные решения, регламенти­рующие электоральный процесс.

Втретьих, неизбежным недостатком полиархических режимов является то, что, «чем более полиархия представляет все разнообразие предпочтений, тем бо­лее трудоемкой становится задача их рассмотрения с целью примирения для принятия решений».

Заслуживает в этой связи внимания вывод по­литологов — авторов книги «Политология на россий­ском фоне». Полемизируя с Т. Шеллингом, амери­канский политолог А. Рапопорт убедительно доказал, что нельзя все конфликты подгонять под единую универсальную схему: есть конфликты типа «схваток», когда противников разделяют непримиримые проти­воречия и рассчитывать можно только на победу; есть конфликты типа «игр», где обе стороны дей­ствуют в рамках одних и тех же правил. Такие кон­фликты никогда не завершаются разрушением всей структуры отношений. Конфликт остается со всеми присущими ему сторонами: противоположностью и несовместимостью интересов, стремлением к достижению односторонних выгод, невозможностью длительного компромисса. Этот вывод о конфликтах и способах их урегулирования имел принципиальное значение для американской науки. Снимался ореол безысходности и обреченности с каждого из кон­фликтов, будь то в международных отношениях или внутри общества. Наличие общих интересов проти­воборствующих сторон в спорах и конфликтах дела­ло необходимым более здравый и взвешенный под­ход к ним.

Проводимые в России реформы ввергли ее в особое патологическое состояние, называемое расколом. Он характеризуется распадом социальной всеобщности и государственности, разрывом между культурой и социальными отношениями. Раскол стал следствием за­стойных противоречий между народом и властью, между производительными силами и производствен­ными отношениями9.

И далее, по мере продвижения от тоталитаризма к гражданскому обществу проясняются два варианта: частнопредпринимательская буржуазная демократия и народнореволюционная демократия. Если первый вариант закрывает перспективу социалистического выбора, то второй ориентирован на власть трудового народа без эксплуатации трудящихся. Между этими вариантами допустимы как альтернатива, так и ком­бинация разных подходов.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.