WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |

Глава пятая

ПОЛИТИЧЕСКАЯ МЕНТАЛЬНОСТЬ

Политическая ментальность является одним из час­то употребляемых и вместе с тем неоднозначно толку­емых понятий в современном гуманитарном знании. В последнее время этот термин стал использоваться не только в научном, но и в политическом языке средств массовой информации. Поэтому в поисках ответов на насущные вопросы политики и исследова­тели с неизбежностью сталкиваются с вопросами теоретикометодологического осмысления и эмпири­ческого анализа феномена политической ментальности.

Политическая ментальность в ракурсе социологического анализа В целом при трактовке понятия «менталитет» оче­видным является акцент на его психологических ос­нованиях. Так, например, в опубликованной недавно работе «Ментальность россиян» это понятие опреде­ляется как некая специфика психической жизни пред­ставляющих данную культуру (субкультуру) людей, де­терминированная в историческом аспекте эконо­мическими и политическими условиями жизни. Мен­талитет как область психологической жизни людей проявляется через систему взглядов, оценок, норм, умонастроений, представлений, которые основывают­ся на имеющихся в данном обществе знаниях и веро­ваниях. Последние наряду с доминирующими потреб­ностями и архетипами коллективного бессознательно задают иерархию ценностей и соответственно характерные для представителей данной общности убеждения, идеалы, социальные установки1.

Каковы особенности интерпретации понятия ментальности применительно к сфере политики? В эн­циклопедическом словаре «Политология» отмечается, что понятие «менталитет» используется главным об­разом для обозначения оригинального способа мыш­ления, склада ума или умонастроений социальной группы, слоя, класса. В широком смысле оно охватыва­ет совокупность и специфическую форму организа­ции, своеобразный склад различных психических свойств и качеств, особенностей и проявлений. В бо­лее узком, политическом смысле ментальность — «об­щая для членов социальнополитической группы или организации своеобразная политикопсихологиче­ская основа, позволяющая единообразно восприни­мать и оценивать окружающую политическую реальность, понимать друг друга и действовать в соответст­вии с определенными устоявшимися в общности нор­мами и образцами»2.

Следует специально оговорить специфический ра­курс подхода к анализу политической ментальности, который задается в значительной степени рамками политикосоциологического изучения. В наиболее общем плане, как уже отмечалось, в задачи полити­ческой социологии входит изучение и объяснение взаимосвязей и отношений между политикой и обще­ством, между социальными и политическими ин­ститутами, между политическим и социальным пове­дением. Причем в первую очередь внимание сосредо­точивается на тех сторонах сознания, поведения, ментальных структур, которые дают возможность объяснить процессы и явления в области политики. Подобное рассмотрение проблематики политической ментальности современного российского общества диктуется также и тем, что в целом «политическая социология раскрывает отношение общества к госу­дарству и институтам распределения и формирования власти, которое проявляется прежде всего в направ­ленности политического сознания и поведения людей. Политическая социология призвана ответить на воп­рос, как осознаются индивидуумом, социальными группами и слоями, партиями и общественными организациями существующая политическая реаль­ность, система властных отношений, политические права и свободы»3.

Исходя из этого становится понятным, что одним из существенных моментов политической менталь­ности является процесс отражения в сознании людей сложившихся социальных отношений, формирования схемы восприятия, оценки людьми своего положения в социуме. Таким образом, если говорить о методах изучения политической ментальности, то речь среди прочего должна идти об анализе эмпирических прояв­лений идеологий.

В этом плане обращает на себя внимание иссле­довательская традиция школы «Анналов». В трудах ее представителей проблемы исторической ментальности получили основательную разработку. Це­лесообразно, по нашему мнению, принять во вни­мание точку зрения о том, что было бы опасно заключать понятие политической ментальности в рам­ки как чисто психологические, так и истории идей, которой свойственно выводить ментальности из док­трин и интеллектуальных творений ученых людей4. Важно, что в русле этой исследовательской традиции достаточно широко распространены интерпретации, в рамках которых ставится знак равенства между «ментальностями», «картинами мира», «идеологиями»5.



В этой связи представляет несомненный интерес рассмотрение (хотя бы и краткое) подходов к изу­чению идеологий. Это тем более важно, поскольку методология подходов к эмпирическому анализу по­литических ценностей и убеждений (опора, на кото­рую необходима при практическом исследовании по­литической ментальности) в значительной своей час­ти формировалась в связи с прикладными задачами изучения политических идеологий.

2. Структурные компоненты идеологий как составляющие политической ментальности Известно, что проблемы исследований идеологий прошли через всю историю Нового времени и дошли до наших дней. Причем терминологическое поле ис­пользования этого понятия было и остается весьма широким. Показателен в этом плане следующий пе­речень вариантов интерпретации данного феномена. Идеологию понимают, например, как процесс произ­водства значений, знаков и ценностей в социальной жизни; как совокупность идей, присущих конкретной социальной группе или классу; как идеи, необходимые для легитимации доминирующей политической силы; как ложное сознание, способствующее политическому господству; как систематически разрываемая, иска­женная коммуникация; как форма мышления, детер­минируемая социальными интересами; как социально необходимые иллюзии; как канал или пространство, в рамках которого актор определяет смысл окружаю­щего его мира; как совокупность убеждений, ориен­тированных на действие; как семиотическое блокирование6.

В рамках каких конкретных подходов к изучению идеологий интересующая нас проблематика разраба­тывалась наиболее активно? Прежде всего, речь должна идти о получившем до­вольно широкое распространение аттитьюдобихевиористском подходе, где идеология определялась в тер­минах взаимосвязи между установками (ценностями, идеями, убеждениями) и поведением (мобилизацией, действиями, движениями)7. Следует обратить внима­ние на предложенные здесь «координатные оси» ана­лиза политических идеологий: когнитивную (знания и убеждения), оценочную (нормы и ценности), праг­матическую (планы и цели), социальной базы (группы, общности). Немаловажной также является трактовка идеологии как проявления массовой психологии. В этом случае идеология понимается как субъективная система мышления, которую составляют всевозмож­ные формы рационализации, совокупности образов и восприятие социальной реальности, эмоционально окрашенное отношение к политическим идеям и дей­ствиям8.

Здесь же следует иметь в виду активно разрабаты­вавшуюся проблему структурных составляющих иде­ологии. Потребность в ее решении была вызвана сре­ди прочего необходимостью определения таких ком­понентов идеологии, которые были бы доступны для непосредственного эмпирического изучения. Несмот­ря на продолжающиеся дискуссии по этому вопросу, можно говорить о наличии в структуре идеологии элементов различного уровня обобщения и система­тизации. Можно сослаться в этой связи на опыт выч­ленения различных уровней идеологии9.

При таком подходе первым выступает уровень, на котором мировоззрение получает более или менее систематическое, последовательное и четко сформу­лированное выражение. Вторым является уровень так называемой «параидеологии». Здесь получают выраже­ние разнообразные идеологические элементы, однако в значительно менее систематизированном виде. Тре­тий уровень идеологии непосредственно связан с практикой, опытом индивида и нерефлективно вы­ражается как здравый смысл. По всей видимости, по­литические ценности, установки, убеждения, как интериоризированные индивидами характеристики социума — эмпирические проявления идеологии, — в наиболее отчетливом виде проявляются на втором и третьем из предложенных выше уровней.

3. Политические установки и ценности Эмпирические исследования политических устано­вок и ценностей как составляющих идеологий в нача­ле своего появления имели преимущественно описа­тельный характер. В большей части они опирались на концепции и методы, предложенные в начале 60х годов в США. Широко известными в этой связи явля­ются работы Ф. Конверса, А. Кэмпбелла и других ав­торов10. Остановимся несколько подробнее на цент­ральных посылках и результатах, которые были полу­чены в ранних работах Ф. Конверса и позднее подтверждены другими авторами.





Здесь идеология определялась как система убежде­ний, с которой соотносится совокупность индивиду­альных установок. Понимание людьми политической реальности, возникающие в этой связи оценки рассматривались в терминах систем убеждений индиви­дов. Системы убеждений определялись через образую­щие их элементы и отношения. Причем каждый эле­мент, по мнению авторов, имеет определенное, не сводимое к другому значение и входит одновременно в более широкую совокупность. Наличие фактора ограничений или внутреннего соответствия системы убеждений приводит к тому, что изменение одного из элементов влечет изменение другого. Отношения меж­ду элементами системы убеждений структурируются посредством специфических параметров, определяю­щих ассоциативные или диссоциативные отношения между ними.

Системные качества убеждений, характеризующие их внутреннюю структуру в целом, определяются тре­мя факторами: логическими, психологическими и со­циальными. Наибольшая роль, по Конверсу, принадлежит социальным факторам. Это значит, что природа социальнополитической среды, в которую включен индивид, оказывает решающее влияние на формиро­вание систем убеждений. Социальное окружение индивида обеспечивает его информацией о значимости тех или иных сторон политической жизни, о возможных параметрах их оценки, о соотнесении друг с другом.

На основе приведенных посылок системы убежде­ний изучались с помощью опросных методик, позволявших анализировать эмпирические данные в обоб­щенном виде. Последнее давало возможность описы­вать идеологию в терминах системы убеждений не­скольких типологических групп индивидов, которые в совокупности представляли исследуемое население. Основные результаты исследований в рамках этой концепции можно сформулировать следующим об­разом.

Вопервых, составляющие системы политических убеждений «среднего индивида» оказываются не столь взаимосвязанными друг с другом, как это можно было предполагать. Так, американские избиратели в зна­чительной части одновременно разделяли два типа представлений, которые в собственно идеологическом смысле слабо стыкуются между собой. Так, избиратели поддерживали усиление роли государства и правительства по обеспечению различных форм социаль­ной защиты и в то же время выступали за необхо­димость снижения налогов, «несмотря на то что это приведет к сокращению важных социальных про­грамм»11. Результаты английских исследователей по­казали, что даже применительно к меньшинству людей, обладающих хорошо артикулированными и стабильными политическими представлениями, ло­гическая взаимосвязь установок оказывается относи­тельно слабой12.

Вовторых, широко распространено непостоян­ство политических установок. Поддержка предлагае­мых решений тех или иных вопросов может меняться во времени весьма стремительно, в зависимости от хода политических процессов, особенностей социаль­ноэкономической ситуации и прочих обстоятельств.

Втретьих, наблюдаются очевидные индивидуаль­ные различия в концептуализации политического вы­бора. Было изучено, в какой степени при объяснении людьми конкретных явлений из мира политики, про­явлений индивидуальной политической активности они опираются на те или иные идеологические ка­тегории. При этом выяснилось, что только сущест­венно меньшая часть населения мыслит «идеологи­чески». Оказалось также, что характеристики респо­ндентов отличаются в зависимости от того, на каком уровне исследуются идеологические составляющие структуры сознания. На «операциональном уровне», где выявлялась степень поддержки конкретных прави­тельственных программ, большая часть американских избирателей проявляли себя как либералы. На уровне «идеологическом» при выявлении представлений о ро­ли правительства в более общем, «концептуальном плане» большинство американцев оказываются кон­серваторами. На уровне самоидентификации, когда респонденты сами относили себя к либералам или консерваторам, число сторонников каждого идеоло­гического направления оказалось примерно одинако­вым13.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.