WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 19 |

Как показывает наше исследование, существует разрыв между реальным политическим поведением опрошенных, с одной стороны, и их восприятием своей способности и обязанности действо­вать — с другой. Респонденты из Великобритании и США продемон­стрировали высокую вероятность того, что мы назвали субъективной политической компетентностью. [...] Немалая часть опрошенных счи­тает себя способной влиять на решения местных властей, и весомая, хотя и не столь значительная, часть аналогичным образом оценивает свои возможности по отношению к центральному правительству. Тем не менее эта высокая оценка собственной компетентности как гражда­нина, способного оказывать влияние, абсолютно не подкреплена ак­тивным политическим поведением. [...] Существует аналогичный разрыв между чувством обязательности участия в политической жизни и реальным участием. Число опрошен­ных, заявивших, что обычный человек обязан принимать участие в делах своей местной общины, значительно превышает число тех, кто на деле в них участвует; и опятьтаки эта тенденция наиболее четко про­является в США и Великобритании. Как сформулировал это один из опрошенных: «Я говорю о том, что человек должен делать, а не о том, как поступаю я сам». И есть доказательства, что такая позиция не столь уж редка. Несомненно и то, что осознание обязательности хоть какогото участия в делах собственной общины распространено шире, чем ощущение важности такой деятельности. Процент опрошенных, за­явивших, что у человека есть такая обязанность, во всех странах зна­чительно превышает процент тех, кто, отвечая на вопрос о своих заня­тиях в свободное время, указал на участие в делах общины. Так, 51 % Глава 12. ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И СОЦИАЛИЗМ опрошенных американцев сообщили, что, по их мнению, обычный че­ловек должен принимать то или иное активное участие в жизни своей общины. Но когда был задан вопрос о том, как они проводят свободное время, лишь около 10% респондентов назвали подобную деятельность. [...] Все это заставляет предположить, что, хотя норма, требующая от человека участия в общественных делах, широко распространена, ак­тивное участие в них отнюдь не является наиболее важной формой де­ятельности для большинства людей. Оно не является ни основным их занятием в свободное время, ни главным источником удовлетворения, радости и волнения.

Эти два разрыва — между высокой оценкой своей потенциальной влиятельности и более низким уровнем реального влияния, между сте­пенью распространения словесного признания обязательности участия и реальной значимостью и объемом участия — помогают понять, каким образом демократическая политическая культура способствует поддер­жанию баланса между властью правительственной элиты и ее ответст­венностью (или его дополнения — баланса между активностью и вли­ятельностью неэлитных групп и их пассивностью и невлиятельностью). Сравнительная редкость политического участия, относительная неваж­ность такого участия для индивида и объективная слабость обычного человека позволяют правительственным элитам действовать. Бездея­тельность обычного человека и его неспособность влиять на решения помогают обеспечить правительственные элиты властью, необходимой им для принятия решений. Однако все это гарантирует успешное реше­ние лишь одной из двух противоречащих друг другу задач демократии. Власть элиты должна сдерживаться. Противоположная роль гражда­нина как активного и влиятельного фактора, обеспечивающего ответ­ственность элит, поддерживается благодаря его глубокой привержен­ности нормам активного гражданства, равно как и его убежденностью, что он может быть влиятельным гражданином. [...] Гражданин, существующий в рамках гражданской культуры, распо­лагает, таким образом, резервом влиятельности. Он не включен в по­литику постоянно, не следит активно за поведением лиц, принимающих решения в данной сфере. Этот резерв влиятельности — влиятельности потенциальной, инертной и не проявленной в политической системе — лучше всего иллюстрируется данными, касающимися способности граждан в случае необходимости создавать политические структуры. Гражданин не является постоянным участником политического процес­са. Он редко активен в политических группах. Но он считает, что в слу 572 Раздел V. ЛИЧНОСТЬ И ПОЛИТИКА чае необходимости может мобилизовать свое обычное социальное ок­ружение в политических целях. Его нельзя назвать активным гражда­нином. Он потенциально активный гражданин.

Прерывистый и потенциальный характер политической активности и включенности граждан зависит, однако, от более устойчивых типов политического поведения. Живя в гражданской культуре, обычный че­ловек в большей, чем в иной ситуации, степени склонен поддерживать на высоком и постоянном уровне политические связи, входить в какуюто организацию и участвовать в неформальных политических дискусси­ях. Эти виды деятельности сами по себе не указывают на активное учас­тие в общественном процессе принятия решений, однако они делают такое участие более вероятным. Они готовят индивида к вторжению в политическую среду, в которой включение и участие гражданина стано­вятся более осуществимыми. [...] То, что политика имеет относительно небольшое значение для граж­дан, составляет важнейшую часть механизма, с помощью которого сис­тема противоречивых политических позиций сдерживает политические элиты, не ограничивая их настолько, чтобы лишить эффективности. Ведь баланс противоречивых ориентации было бы гораздо труднее под­держивать, если бы политические вопросы всегда представлялись гражданам важными. Если встает вопрос, который воспринимается ими как важный, или рождается глубокая неудовлетворенность прави­тельством, у индивида возникает побуждение задуматься над этой темой. Соответственно усиливается давление, толкающее его к преодо­лению непоследовательности, т.е. к взаимной гармонизации позиций и поведения в соответствии с нормами и восприятиями, т.е. переход к по­литической активности. Таким образом, несоответствие между пози­циями и поведенческими актами выступает как скрытый или потенци­альный источник политического влияния и активности.

Тезис о том, что гражданская культура поддерживает баланс между властью и ответственностью, указывает еще на один момент, касаю­щийся демократической политики. Он дает возможность понять, поче­му важнейшие политические вопросы, если они остаются нерешенны­ми, в конце концов порождают нестабильность в демократической по­литической системе. Баланс между активностью и пассивностью может поддерживаться лишь в том случае, если политические вопросы стоят не слишком остро. Если политическая жизнь становится напряженной и остается таковой изза нерешенности какогото находящегося в цент­ре внимания вопроса, несоответствие между позициями и поведением Глава 12. ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И СОЦИАЛИЗМ начинает терять устойчивость. Но любое относительно долговременное разрушение этого несоответствия с высокой долей вероятности влечет за собой неблагоприятные последствия. Если привести поведение в со­ответствие с ориентациями, то объем контроля, который будут пытать­ся осуществлять неэлиты над элитами, породит неэффективность уп­равления и нестабильность. С другой стороны, если позиции изменя­ются таким образом, что начнут сочетаться с поведением, возникшее у граждан чувство бессилия и невключенности может разрушительным образом сказаться на демократичности политической системы.

Это, однако, не означает, что все важные вопросы таят в себе угрозу демократической политической системе. Лишь в том случае, когда они становятся и затем остаются острыми, система может превратиться в нестабильную. Если важные вопросы встают лишь спорадически и если правительство оказывается в состоянии ответить на требования, сти­мулированные возникновением этих вопросов, равновесие между гражданским и правительственным влиянием может сохраниться. В обычной ситуации граждан относительно мало интересует, что делают те, кто принимает правительственные решения, и последние имеют возможность действовать так, каким представляется нужным. Однако, если какойто вопрос выходит на поверхность, требования граждан по отношению к должностным лицам возрастают. Если указанные лица могут ответить на подобные требования, политика вновь утрачивает свое значение для граждан и политическая жизнь возвращается в нор­мальное русло. Более того, эти циклы, состоящие из включения граж­дан, ответа элит и отхода граждан от политики, имеют тенденцию уси­ливать сбалансированность противоположностей, необходимую для демократии. В пределах каждого цикла ощущение гражданином собст­венной влиятельности усиливается; одновременно система приспосаб­ливается к новым требованиям и таким образом демонстрирует свою эффективность. А лояльность, порожденная участием и эффективной деятельностью, может сделать систему более стабильной в целом.

Эти циклы включенности представляют собой важное средство со­хранения сбалансированных противоречий между активностью и пас­сивностью. Как постоянная включенность и активность, обусловлен­ные находящимися в центре внимания спорными вопросами, сделали бы в конечном итоге сложным сохранение баланса, так к такому резуль­тату привело бы и полное отсутствие включенности и активности. Ба­ланс может поддерживаться на протяжении длительного времени лишь в том случае, если разрыв между активностью и пассивностью не слиш 574 Раздел V. ЛИЧНОСТЬ И ПОЛИТИКА ком широк. Если вера в политические возможности человека время от времени не будет подкрепляется, она скорее всего исчезнет. С другой стороны, если эта вера поддерживается лишь сугубо ритуальным обра­зом, она не будет представлять собой потенциальный источник влияния и служить средством сдерживания тех, кто принимает решения. [...] До сих пор мы рассматривали вопрос о путях уравновешивания ак­тивности и пассивности, присущих отдельным гражданам. Но такое рав­новесие поддерживается не только имеющимся у индивидов набором по­зиций, но и распределением позиций между различными типами участ­ников политического процесса, действующих в системе: одни индивиды верят в свою компетентность, другие — нет; некоторые активны, неко­торые пассивны. Такой разброс в представлениях и степени активности индивидов также способствует укреплению баланса между властью и ответственностью. Это можно увидеть, если проанализировать описан­ный выше механизм становления равновесия: какойто вопрос приобретает остроту; активность возрастает; благодаря ответу правительства, снижающему остроту вопроса, баланс восстанавливается. Одна из при­чин, почему усиление важности какогото вопроса и ответный взлет по­литической активности не приводят к перенапряжению политической системы, заключается в том, что значимость того или иного вопроса редко когда возрастает для всех граждан одновременно. Скорее, ситуа­ция выглядит следующим образом: отдельные группы демонстрируют взлет политической активности, в то время как остальные граждане ос­таются инертными. Поэтому объем гражданской активности в каждом конкретном месте и в каждый конкретный момент оказывается не на­столько велик, чтобы повлечь за собой перенапряжение системы.

Все сказанное выше основано на данных о позициях обычных граж­дан. Однако, чтобы механизм, существование которого мы постулиро­вали, мог работать, позиции неэлит должны дополняться позициями элит. Принимающим решения необходимо верить в демократический миф — в то, что обычные граждане должны участвовать в политике, и в то, что они на деле обладают влиянием. Если принимающий решения придерживается такого взгляда на роль обычного гражданина, его соб­ственные решения способствуют поддерживанию баланса между пра­вительственной властью и ответственностью. С другой стороны, прини­мающий решения волен действовать так, как ему представляется наи­лучшим, поскольку обычный гражданин не барабанит в его дверь с тре­бованиями какихто действий. Он огражден инертностью обычного че­ловека. Но если принимающий решения разделяет веру в потенциальную Глава 12. ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И СОЦИАЛИЗМ влиятельность обычного человека, его свобода действий ограниче­на тем, что он предполагает: если не действовать в соответствии с же­ланиями граждан, в его дверь начнут барабанить. Более того, если офи­циальное лицо разделяет точку зрения, что обычный человек должен участвовать в принятии решений, его заставляет действовать ответст­венно и вера в то, что подобное влияние граждан законно и оправданно. И хотя из наших данных это и не следует, есть основания предположить, что политические элиты разделяют политическую структуру неэлит; что в обществе, где существует гражданская культура, они, как и неэлиты, придерживаются связанных с ней позиций. В конечном счете элиты со­ставляют часть той же самой политической системы и во многом прошли тот же самый процесс политической социализации, что и неэлиты. И анализ показывает, что политические и общественные лидеры, равно как и имеющие высокий статус граждане, более склонны принимать де­мократические нормы, чем те, чей статус ниже.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 19 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.