WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 24 |

П 246

ББК 85.374

ВВЕРЯЕМОЕ СЛОВУ КИНО

АРТАВАЗД ПЕЛЕШЯН — армянский киноре­жиссер. Родился в 1938 г. в Ленинакане, вырос в Кировакане. Учился в Москве, во Все­союзном государственном институте кинемато­графии, в мастерской Л. Кристи. Автор филь­мов «Ночной патруль» (1964), «Земля людей» (1966), «Начало» (1967), «Мы» (1969), «Оби­татели» (1970), «Времена года» (1975), «Наш век> (1984). Удостоен премий на всесоюзных и международных кинофестивалях. Кинокритики считают его истинным поэтом монтажного кино, учеником Вертова, последователем Эйзенштейна.

Пелешян А. П 246 — Мое кино: Сб. сценариев.— Ер.: Совет, грох, 1988, 256 с.

В сборник видного кинорежиссера вошли его сценарии и теоретическое исследование о монтаже, представляющие огромный интерес для нашего киноведения.

Отдельно даны оценки известных советских и зарубеж­ных кинодеятелей и киноведов о творчестве режиссера.

Книга богато иллюстрирована. Предназначена для спе­циалистов и кинолюбителей.

ББК 85. П ¦ М. 705 (01) © Издательство «Советакан грох», Артавазд Пелешян доверил Книге свое Кино.

Неожиданный жест художника, в своем творчестве никогда не взывающего к слову — оно отторгнуто от сферы восторгов его души и ума сознательно, принципиально, по самой сути своего «Я». Смысловая множественность слова, его игровая оборотистость чужды пелешяновской киновязи, где все элементы обязаны быть точными и неподдельными в своей достоверности. В подобном отношении художника к Слову, с одной стороны, признание его мирообъемлющей изобразительной способности, с другой стороны, сознательное отмежевание от силы воздействия его выразительных возможностей. Если звучащее Слово, предстающее в интонации, акценте, тоне голоса, по самой своей сути субъективно и несет в себе самотворящую стихию, значит ему заказан путь к пелешяновскому киномиру, где монополия субъективности и свобода творения предоставлены лишь ему — режиссеру. Стремление художника достичь I материале чистой документальности не есть, однако, готовность подчинения ему, а лишь условие и источник веры и энергии— той силы, которая диктует материалу свою волю, переворачивает, перекраивает его, проникает в его нутро. Эта воля художника к «разрушению» становится, в конечном счете, со­зидательной, обнаруживающей в правде документа то духов­ное начало, которое превращает правду в истину.

И все же Пелешян доверился Слову.

Это непонятно, неожиданно для художника, не ведающего компромиссов. Но это столь же поразительно и необычно, как и его фильмы, следовательно, здесь есть причина, глубокий смысл, и остается лишь проникнуться ими, иначе не постичь прекрасной простоты его фильмов, где нет места противоре­чиям.

Примеров использования Слова в его фильмах до странно­сти мало. Это прежде всего НАЧАЛО и МЫ — слова, которы­ми озаглавлены два его фильма. Эти заглавия воспринимают­ся как смысловые обобщения и как сигналы к напряжению вни­мания. Но режиссеру этого недостаточно. Такую способность заглавия, обычно функционирующего вне художественного тек­ста, Пелешян вводит в фильм «Начало» как фактическую ре­альность. Слово НАЧАЛО погружается в немоту своего пись­менного облика, замыкается в кадр, осмысляясь как зримая объективация, графическое изображение невидимого понятия. Выведенное из какоголибо словесного и звукового контекста, НАЧАЛО превращается в однозначное и абстрактное изобра­жение собственного смысла, одновременно указывая на ту идею, которая пульсирует во всех, независимо от их конкретного со­держания, кадрах фильма как единое видение и пережива­ние художника. Покидая свое словесное бытие, НАЧАЛО, как таковое, проникает в иную предметную и эмоциональную сферу. Слово НАЧАЛО предопределяет собой зарождающееся и стремящееся к завершению некое действие, в то время как сю­жет фильма предотвращает его. Материал произведения— бурное стремление революционных, говоря словами Чаренца, «неистовых толп к солнцу»—не ограничивается определенной конкретной ситуацией, а становится способным в каждый данный миг стать всеохватывающим, всепоглощающим пафосом мира. Заложенное в понятии «начало» движение ста­новится для режиссера основой художественного обобщения. И невидимая энергия, заключенная в устойчивой стабильности этого слова, транспонируется в ритм во всей неповторимости своеобразия пелешяновских перекрещений изображения и зву­ка. Этот ритм утверждает идею вечности и непрерывности дви­жения, предстающего в данном случае как человеческая устремленность к свету, солнцу.



В этом смысле словозаглавие несет в себе отрицание сво­ей однозначности, что, фактически, удостоверяется возвратом титра НАЧАЛО к концу фильма, где слово вбирает в себя всю созданную художником многозначность и своеобразие формы и содержания со всей неповторимостью представлений, мыслей и чувств, конкретизированных в кадрах фильма. Прием и идей­ный замысел неожиданно и безошибочно находят друг друга, служа осуществлению того содержания, которое реально и ис­тинно лишь в уникальной киноформе этого произведения.

Иной тип существования обнаруживает слово МЫ в одно­именном фильме, который, фактически, не озаглавлен. МЫ по­является лишь в финале фильма как постскриптумобобщение к нему. Здесь Пелешян отказывается от словесного обозначе­ния художественной идеи, каковым явилось прямо указующее на нее слово НАЧАЛО в фильме под тем же названием. Он как бы начинает фильм с конца, превращая идею МЫ в зри­мое переживание всех от начала до конца кадров, оставляя ее всегда ощутимой, но и искомой, узнаваемой, но и неуловимой. Она — эта идея движется, дробится, множится в кадрахизо­бражениях маленькой девочки, старой женщины, разноликих людей, величественных гор, застывших в своей безмятежности или низвергающихся, рук, вознесенных вверх, несущих гроб или переворачивающих камни, а в эпизодах похорон и репатриации та же идея перевоплощается в единый, охвативший всех пафос. Режиссерский монтаж превращает каждый из этих кадров в синтез факта и видения, заставляя конкретное и идеальное в их собственной несовместимости вступить в противоборство с их же постоянной устремленностью друг к другу. Так и кадры, в свою очередь, подобно словусигналу НАЧАЛО, освобожда­ются от материальности и, визуально сохраняя реальную фор­му существования, создают накаленную и заражающую атмос­феру всеобщей взаимоотраженности. Взор художника прони­кает, казалось бы, в случайные предметы, состояния людей, обращая идею МЫ в сущность последних. А в финале фильма сама идея вселяется во внешне чуждые ей и неслиянные с ней изображения, как бы самоосознавая себя.

В этом смысле мгновенное возникновение титра МЫ лишь в финале фильма становится фиксацией «восторженно мечта­тельного экстатического жеста», указующего на суть а смысл произведения. Так реализуется присутствие созидательной во­ли художника, пребывающей в своем свободном самовыраже­нии вне сферы зримого. Это тот дух, красота и истинность ко­торого позволяют каждому единичному «Я», приобщившемуся к фильму, слиться со всеобщим МЫ. Именно поэтому финаль­ное МЫ не воспринимается как формальный прием занавеса, опускающегося над миром фильма, а приобретает значение во­проса, направленного с огромной эмоциональной силой к уму и чувствам людей и открытого для вечно новых толкований и переживаний.

Содержание и художественная атмосфера другого фильма Пелешяна «Времена года» как бы провоцируют появление Слова на экране в виде субтитров. Если в вышеуказанных слу­чаях режиссер, извлекая идею из глубин слова и растворяя ее в звуке и изображении, «уничтожал» внешний облик слова, то здесь он восстанавливает его. Способность Слова зримо пред­ставлять идею становится фактом, чему всегда отдает предпоч­тение режиссер.

Тема этого фильма — противоборство человека и приро­ды. При этом диктует и властвует природа, принуждающая человека к напряженному сопротивлению и действию в борь­бе за существование. Она закаляет волю человека, творит и фактически сотворяет его сущность по собственному обра­зу и подобию. В человеке, как в зеркале, светится при­рода, в природе — человек. И через это взаимоотражение осуществляется восприятие и сопереживание друг друга — обоюдоострое и монументальное. И этот сверхнапряженный диаг лог с природой режиссер превращает в насущно необходимый страстный монологразмышление самоутверждающегося чело­века, неотвратимо жаждущего возвращения нарушенной гармо' нии — но не между собой и природой, а в себе самом — той са­мой гармонии, с обретением которой восстановится примирение человека с природой, что равнозначно возрождению природы человека. Таким образом, «Времена года» осмысляется как извечный ход жизни, непрерывная круговерть бытия в большом времени года — века, человеческой жизни.





Эта смысловая и эмоциональная действительность и рож­дает субтитры: УСТАЛ, ДУМАЕШЬ, В ДРУГОМ МЕСТЕ ЛУЧШЕ? ЭТО ТВОЯ ЗЕМЛЯ, попеременно появляющиеся в фильме. Ни одно из этих выражений не является дублика­том или обобщением образного и звукового ряда предшеству­ющих им отрезков фильма. В них, напротив, как бы объективи­зируются выхваченные из зримого потока мгновенные и опреде­ленные состояния и переживания. Если в случаях с МЫ и НА­ЧАЛО режиссер обыгрывает и превращает в киноматериал аб­страгирующую силу Слова, то здесь пускается в ход магическое умение Слова обращать все незримое, неощутимое в физиче­скую твердь.

Слово становится образом, самотворящей стихией, застав­ляющей зрителя мысленно переосмыслить и заново пережить прошедшие эпизоды, кадры. При этом предрешенные Словом новые смысловые и эмоциональные слои при всей их открыто­сти для восприятия, воображения и чувств сохраняются ре­жиссером в таком состоянии, что снимается любая возмож­ность для зрителя предощутить, каков будет следующий эпизод. Внезапность появления и непродолженность Словаизобра­жения не дают ключа к его подлинному смыслу, который слит, разлит по всей структуре фильма.

Вне фильма выражение УСТАЛ не имеет художественной ценности, в нем нет глубины и многозначности. В своей конкрет­ности и информационной однозначности оно ничто. Но в кон­тексте фильма, где во взаимной и обоюдоострой схватке отстаи­вают себя человек и природа, прямая противоположенность Слова этой охватившей их безудержной и неустанной страсти обнаруживает другой ее лик. Благодаря неадекватности Слова, порожденному им же самим смыслу в киноленте и лаконично­сти его формы, оно понимается как афористическое изречение, реальное лишь для этого фильма. Изречение, которое, благода­ря тому, что не фиксирует ни одно из описанных в картине состояний или переживаний, остается абстрактной мыслью. Оно не конкретизируется режиссером применительно к какомулибо персонажу, не вкладывается в его уста. И неизреченное выра­жение, не ставшее высказыванием, теряет свой индивидуали­зированный и субъективный характер. Оно не соотносимо ни с кем, не принадлежит никому. Это — незримая, духовная идея, творящая фильм. Она всевластна, способна вобрать в себя все местоимения, преобразоваться в воображаемого собеседника, которому и адресуется вопросразмышление: ДУМАЕШЬ, В ДРУГОМ МЕСТЕ ЛУЧШЕ ? И на миг Словоизображение ста­новится видением: «я» и «ты» связываются неразрывной нитью, а с ними и весь разноликий человеческий мир. И выражение ЭТО ТВОЯ ЗЕМЛЯ порождается ритмом этой идеи. Таково то исключительное и восхитительное видение, с которым сращено пелешяновское МЫ, то всеохватывающее око, которое вправе в своем времени узреть НАШ ВЕК.

Внутрикадровая статика субтитров с их общим содержа­нием делает обратный ход. Невысказанное в кадре безмолвное слово — фактический момент покоя в динамичном звуковом эпизоде—неожиданно транспонируется в статус сопротивле­ния инерции звука, движения, что заставляет поновому осмыс­лить и пережить вызванные до этого мысли и чувства. Таким образом, слово для прошедших кадров приобретает ретроспек­тивную, а для будущих — перспективную динамику. Оно дейст­венно и зримо функционирует как след идеи фильмотворения. Сама же идея, узнавшая себя в движении, изображении, зву­ке, а в данном случае в слове остается всегда выше них, не равняется им, хотя и обретает реальность, истинность лишь в них и через них. Это и есть, быть может, один из тех, по выра­жению Пелешяна, «несуществующих кадров», которые «присут­ствуют» в его фильмах.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 24 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.