WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 35 |

А. Паршев.

Америка против России.

Оглавление От автора. 2 Предисловие автора к интернетверсии. 2 Введение. 3 Часть 1. Потепление. 5 Дрожжи ли мы? 5 Земля, конечно, не Венера, но... 6 План потопа. 8 Киото. 11 О прогнозировании. 13 Ах ты, зимушказима. 15 Задачито есть. 19 А он, мятежный, просит бури. 21 Об ответственности и достоверности. 22 Часть 2. Культура евробутылки. 25 Непростое вещество. 26 Отсрочка лишь, но не прощенье. 29 Нефть на карте мира. 29 Странная ситуация. 33 Насколько информация достоверна? 36 Правило Хабберта. 39 Часть 3. Нефтяная наркозависимость. 41 А так ли уж нужна эта самая нефть? 41 Кровь Запада, лицо Запада. 47 Чем заменить бензин и солярку. 50 Рейкьявик, Рейкьявик. 51 Перспектива для Мира и ОПЕК. 52 Динамика запасов. 53 Зачем западу Россия. 54 Tina. 57 Страна “Мисс Вселенная”. 58 Государство в государстве. 61 Скованные одной цепью. 64 Ступеньки к постуглеводороду. 64 Газовая пауза. 65 С газом и без газа. Вспомним Буденного. Часть 4. Геополитика в ближайшие 50 лет. О перспективах. Прогноз с ближним прицелом. Цели Запада. Война за дверью. Встреча на новооткрытой земле. Все имеет причину. Нерыночный рынок. Когда ждать войны. Чесночный принцип. Стоит ли Америке торопиться, и чем США живы. Зачем США военный контроль над Ближним Востоком и Средней Азией План “Ковчег”. Жалко слоника. Что мы видим. Трудные решения. Приложение. От автора.

Великий философ XX, да и XXI века, Станислав Лем любит пошутить. В одном из его рассказов описывалось изобретение, которое делало секс не приятным, а крайне отвратительным занятием. Изобретатель надеялся таким образом сделать процесс деторождения осмысленным. Он трагически погиб, линчеванный толпой жителей города, где самовольно поставил свой эксперимент. Если бы медикамент, делающий процесс писательства крайне неприятным, в принудительном порядке добавлялся в водопроводную воду, мы имели бы только хорошие книги, по крайней мере, от городских писателей.

У вас в руках моя вторая книга. Писал я ее без удовольствия, возможно, она получилась неплохой. Удачные книги получаются не потому, что хочется написать хорошую. Хотите верьте, хотите — нет, но успех приходит, когда трудно жить, не поделившись тем, что волнует.

Будущее обязательно наступит, хотим мы этого или нет.

В конце 1970х вышла такая странная повесть — “Альтист Данилов” В. Орлова. Некоторые до сих пор считают ее любимой, комуто она совсем неинтересна. Одно словечко из этой книги нравится мне до сих пор: “хлопобуды”. Это те, кто хлопочет о будущем, думает о нем и готовится к нему, хотя бы и в личных целях. Автор посмеивался над хлопобудами — ведь они считали, что в будущем станет выгоднее собирать бутылки, чем быть доктором наук. Кто тогда беспокоился о будущем? Может быть, только те, кто его боялся — да много ли их было? Но я как раз из таких.

Автор благодарит за ценные материалы Василия Владимировича Комарова и Александра Даниловича Гребнева, а также посетителей форумов Юрия Никитина “Корчма”, Сергея Георгиевича КараМурзы, ВИФ2 и экономического форума А. П. Паршева.

Предисловие автора к интернетверсии.

С любезного согласия издателей текст книги "Почему Америка наступает" размещён мною на нескольких сайтах Сети. Это не означает, что автор или издательство "Астрель" отказываются от своих прав на книгу, и всякое использование этого текста кем бы то ни было с целью извлечения прибыли, распечатка и воспроизведение будут преследоваться по закону. Вообще выкладка в Сети книг без согласия правообладателей хотя и не может пока караться, но, на мой взгляд, неэтична.

В данном случае мы пошли на этот шаг по следующим причинам. Вопервых, всё равно сосканируют и разместят, и без нашего разрешения, так пусть уж лучше без ошибок распознавания текста.

Вовторых, некоторые ошибки и опечатки текста нуждаются в скорейшем исправлении. Самая неприятная из них: в книге упомянуто (стр.201), что бывший Директор Федерального агентства правительственной связи (ФАПСИ) А. В.Старовойтов переехал в США. На самом деле генерал армии Старовойтов никуда не уехал и не собирается. Я уже принёс ему свои извинения и объяснения, хотя не знаю, примет ли он их. Также приношу извинения читателям, купившим книги из той части первого тиража, которая не снабжена списком замеченных ошибок и опечаток. Хотелось бы побыстрее эту ошибку исправить, не дожидаясь выхода второго, исправленного и дополненного издания.



Втретьих, значительная часть русскоязычного населения Сети по разным причинам оторвана от российской книготорговли и испытывает информационный голод.

А так как книга, на взгляд автора, если чемто и выделяется из книжного потока, то, конечно, не художественными достоинствами, а важностью затронутой темы, то, чем шире будет её обсуждение, тем лучше. Возможности для этого имеются, в Сети достаточно форумов.

Прошу читателей при обнаружении неточностей и фактических ошибок присылать свои замечания по адресу vashper@mail.ru. Но при этом прошу воздержаться от присылки писем с критикой концептуального характера. Если ктото считает, что книга плоха и не может быть улучшена, то пусть читает чтото другое и не тратит своего драгоценного времени.

По техническим причинам интернеттекст незначительно отличается от печатного — исправлены некоторые опечатки, но, к сожалению, утрачена часть корректорской и редакторской правки.

Введение.

Почему я беспокоюсь о будущем? Видите ли, я собираюсь провести в нем большую часть оставшейся жизни.

Ч. Кеттеринг Однажды Бернард Шоу сказал, что когда он говорит правду, это почемуто воспринимается окружающими как самая лучшая шутка. Так оно и есть. Не подумайте, что это простейший способ прослыть остроумцем. Говорить правду трудно. Это совсем не то же самое, что говорить то, что думаешь. Но если удается подвергнуть собственные мысли критическому анализу, если удается понять, ПОЧЕМУ ты так думаешь, и нет ли в этом чужого влияния или подспудного интереса или предубеждения — то появляется шанс прийти к правде.

Есть еще распространенная ошибка — любовью к правде считают стремление говорить гадости, Тоже увлекательное занятие, но его нужно избегать, как и тяги к повторению телевизионных, книжных, рекламных или газетных штампов, искренне считая их своими мыслями. И трудно удержаться от скатывания в катастрофизм, хотя публика и любит, чтобы ее пугали.

Числится такой грешок за родом человеческим — ведь как приятно сидеть в теплом доме и слушать, как дождь стеной льет снаружи! Точно так же приятно ощущать свою безопасность, когда гдето — далеко, в отдаленном будущем, или отдаленном прошлом — ужасные бедствия. Как же удержаться от желания “попугать”, если пишешь о вещах действительно опасных? Кроме того, для человека, принадлежащего к конкретному сообществу, вполне естественно отстаивать интересы этого сообщества, даже неосознанно. А правда вполне способна оказаться не очень приятной для одной из подобных групп. Предположим, дворянин, помещик времен “Вишневого сада”, вдруг осознает, что аристократия в конце XIX века — совершенно никчемная социальная группа. Что все “свои”, все — родные, друзья, знакомые, девушки эти тургеневские — совершенные паразиты. Нормальный, неозлобленный человек попадает в форменную ловушку: как об этом сказать остальным? Какой выход предложить" этим милым людям, способным только проживать доходы от наследственных имений, то есть эксплуатировать окрестных крестьян? Очень захочется найти чтото хорошее — вспомнить о прошлых заслугах дворянского сословия; найти примеры помещиков “современного типа” и распропагандировать их. Все это будет в какойто степени правдой — но впустую. Как класс дворяне были обречены на исчезновение и могли пострадать в наименьшей степени, только если бы пошли на капитуляцию. И говорить следовало именно так, а не возбуждать пустые надежды.

Но в подобной тупиковой ситуации могут оказаться и профессиональные группы, и целые народы.

Где взять внутреннего цензора, который вычеркивал бы все, продиктованное врожденной льстивостью? Или, наоборот, обидой на свою группу? К счастью, одно из врожденных качеств человека — дух противоречия. У него назначение прикладное — позволять человеку занимать определенное место в социуме, поскольку без борьбы с окружающими результат маловероятен. Поэтому каждый конкретный человек в принципе может иногда прийти к мысли, что окружающие — неправы, что общепринятое мнение — неверно.





Развито похожее качество и у граждан рыночных обществ — дух подозрительности: что это они мне пытаются продать? Оно начинает укореняться и в нашем сознании — с кем поведешься, сами знаете. Впрочем, оно и к лучшему; нет более жалкого субъекта, чем человек с советским менталитетом в рыночном обществе. А в нем мы будем жить теперь долго, и за нами не прилетит космический корабль, как за Незнайкой на Луну, чтобы вернуть нас обратно.

Воспринимать в интеллектуальные штыки все, что слышишь, видишь и читаешь — изнурительно, но необходимо. Причем не только исходящее от неприятных людей — и от друзей, и от близких, и от единомышленников! Это даже важнее — скорее можешь оказаться обманутым, если вводят в заблуждение непредумышленно, от чистого сердца.

Вот я и подумал, что если попытаться написать правдиво, это покажется интересным. В данном случае “правдиво” — это с недоверием к тому, что нам уже известно об интересующем предмете. А меня занимает проблема будущего — не отдаленного, а близкого, к которому уже можно и нужно начинать готовиться. На эту тему пишут, и порой очень хорошо, но нет пока книги, какую я с чистой совестью мог бы вам порекомендовать и... умыть руки.

Не подумайте, что толчком к написанию данной книги послужили празднования во всем мире весьма странного торжества — “Миллениума”. И даже не таинственные события 11 сентября 2001 года и их не менее таинственные последствия. Но толчок был. Стимулом послужили несколько строк из давно забытой книги Эллиота Рузвельта, сына президента США Франклина Делано Рузвельта, “Его глазами” (Elliot Rooswelt, “As he saw it”). Она была переведена и издана у нас в 1947 году, но попалась мне в руки на книжном развале гдето в середине 1990х. Я перелистал ее — и не купил, не было в тот момент в кармане требуемой, хотя и небольшой, суммы. Но слова эти врезались в память настолько, что Я несколько раз говорил на эту тему с одним из немногих людей, кого такие темы искренне интересуют — Ю. И. Мухиным, редактором газеты “Дуэль”, увы, имеющей все шансы оказаться сейчас среди “экстремистских изданий”. А совсем недавно, при встрече в его редакции, Юрий Игнатьевич мне именно эту книгу вдруг и вручил. А раз так — тема снова всплыла, и, может быть, оказалась ко времени.

Что меня поразило в воспоминаниях сына Рузвельта? Всего несколько фраз президента, но емких. Коротко говоря, меня заинтересовали истинные причины Первой и Второй мировых войн, как они виделись главным действующим лицам эпохи всемирной трагедии. Не в публичных выступлениях (в них все ясно — “демократия”, “свободолюбивые нации”, “долой тиранию”... ), а в относительно искренних репликах на секретных переговорах между Рузвельтом и Черчиллем. Их содержание мне показалось странным, но, по размышлении, моя реакция меня удивила еще больше. Ведь воспитанные нашим обществом читатели должны были легко воспринять именно такие циничные взгляды “буржуазных” политиков.. Какие? При желании прочитайте.

Странно также, что правильный, разумный, научный подход к причинам мировых войн не был востребован теми, кто об этих событиях писал во второй половине XX века — а ведь вся необходимая информация была доступна. И мы до сих пор не рассказываем нашим детям, что же именно делили великие державы в XX веке! Тем не менее, об этом нужно говорить сейчас — иначе события нового, XXI века, по мере их наступления, будут казаться неожиданными. А они способны стать не менее грозными, чем оставшиеся в прошлом. Если учишься водить машину, одно из самых кошмарных ощущений — когда не держат тормоза. Ты давишь на педаль, а корма грузовика накатывается неумолимо... Будущее именно таково: как ни жми на тормоз, оно не перестанет к нам приближаться. Оно обязательно наступит, хотим мы этого или нет.

Празднование “Миллениума” я считаю странным, потому что событие это стало значимым по недоразумению. Новый век и новое тысячелетие начались 1 января 2001 года, а совсем не 2000. Это частая, впрочем, довольно безобидная ошибка, до определенного момента ее делали даже речеписцы (именно так можно перевести модное нынче словечко “спичрайтер”) американского президента Клинтона.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 35 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.