WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 |

Сергей Параджанов

Киевские фрески

Сценарий

(опубликовано в журнале «Искусство кино»)

Сергей Иосифович принимал поздравления... Это надо было видеть своими глазами и слышать своими ушами! Режиссернеудачник, как говорили нам — свежеиспеченным и новоприбывшим вгиковцам, — постановщик (совместно с Я. Базеляном) невразумительного «Андриеша», ничем не примечательных документальных короткометражек и слабых, местами просто беспомощных игровых картин, в одно прекрасное утро проснулся знаменитым! Из Москвы дошли вести о грандиозном успехе «Теней забытых предков» в Центральном Доме кино и о том, что ленту посылают на какойто международный кино­фестиваль — ленту всеми осмеянной Киевской студии!

У одних коллег — недоумение, недоверие, выжидание, у других — явная или плохо скрытая зависть. Но немало и тех, кто искренне торжествует и сердечно рад за этого обаятельного чудака, бесшабашного эксцентрика и неистощимого мистификатора, острого и злого на язык. И за студию: а вдруг и в самом деле наше теля вовка з'исть???

Как вел себя в эти дни и недели виновник торжества — об этом надобен отдельный рассказ. И о множестве его планов, которыми он продолжал тогда (как и позже, до конца дней своих) охотно делиться со всеми и каждым (в том числе и поразительным замыслом фильма по «Слову о полку Игореве»). А остановился Параджанов на «Киевских фресках».

«Я давно мечтаю поставить фильм о Киеве, — говорил он. — Город уже не раз был на экране — исторический, пейзажный, архитектурный, промышленный. Но я хочу всмотреться в душу Киева».

О душе города, о его радостях, тревогах, печалях, о его снах и грезах, о рожде­ниях и смертях, о сердечной смуте, о поисках добра и красоты, о необходимости верить, любить и надеяться и был написан сценарий, впервые публикуемый на русском языке.

Сценарий писался трудно, пришлось делать несколько вариантов. Первый из них нельзя было представить студии в установленном порядке: его бы с порога отвергли самые доброжелательные, опытные и прозорливые редакторы — эту внешне хаотичную, бессвязную ритмизованную киноизобразительную прозу, точнее, экранную романтическую балладу, изложенную тонкими, прихотливыми, часто трудноуловимыми, непривычными пластическими метафорами, или — лучше сказать — лирическую, пронизанную светлой печалью кинопоэму, сложенную безымянным фольклорным сказителем из бесконечного богатства чувственно воспринятой реальности — из ее оживших, заигравших, засветившихся фактур, красок, плоскостей и объемов, из хороводов цвета и колорита, из ее красоты и уродства, из ее непрерывной зримой динамики, нескончаемых преобразований и взаимопревращений предметов, сущностей, фантасмагорий... Не берусь опре­делить хотя бы приблизительно жанр сценария: это был калейдоскоп видений, сплетений реального и воображаемого, в нем пунктиром просматривалась фабу­ла, еле просвечивала конкретная жизненная история сквозного персонажа (повествование велось от его имени), который назывался Режиссером, и ей, этой ис­тории, отводилась в композиции совсем иная роль, чем в традиционной драма­тургии. «Киевские фрески» — первая попытка Параджанова создать свой кине­матограф (позже удачно названный Мироном Черненко «калейдографом»), фильм — внутренний монолог Художника, Творца, дабы воплотить средствами кинопоэзии и киноживописи его внутренний мир, воссоздать особую логику метафонического мышления, фольклорномифологического сознания, где правит бал магия образа, а не бытовая достоверность.

Параджанов записал свой будущий фильм таким, каким его видел. И каждый читатель сценария должен был вслед за автором сотворить картину в своем воображении. Однако режиссер требовал слишком многого — и, скажу прямо, не только от кинематографических инстанций.

Вариант, представленный студии, был упрощен по сравнению с первоначальным, прописан, как говорят редакторы, по фабуле, укрощен в монтажном буйстве и композиционной ассоциативности и мог стать предметом обсуждения, за исход которого, однако, никто не мог поручиться — даже на все поднимающейся I волне всемирного успеха «Теней забытых предков». Вот этот вариант.

Фильм задуман мной как КИНОФРЕСКИ Фреска (итал. fresco). Основное значение — свежий.

Фреска — позволяющая создавать монументальные произведения, органи­чески связанные с архитектурой и временем.



Фреска — палитра фрески довольно сдержанна, что придает ей благородную простоту. Методы использования фресок изменяются с их развитием.

(БСЭ, том 45) Действующие лица:

«Человек» — кинорежиссер.

«Женщина» — хранительница музея.

«Грузчик» — мужчина 55 лет.

В эпизодах:

Все граждане города Киева.

Место действия — Киев.

Время действия — 9 мая 1965 года.

Салют двадцатилетия.

Фильм чернобелый.

Общий метраж 2200 метров.

В квартире горит свет... В ночной тишине еще шумят шины по мокрому асфальту бульвара...

В темноте силуэтами вырисовываются тополя, Щорс, Владимир...

В «квартире, где горел свет», аппарат медленно скользит по ветхим парсунам гетманов, старинной медной посуде... мутному стеклу... останавливается на спящем человеке...

«Человек» открыл глаза... он вслушивается в тишину города...

Прогремел трамвай, везущий шпалы... и в наступившей тишине послышались мужские голоса...

«Человек» резко встал... открыл входную дверь...

На неосвещенной лестничной площадке стояли три сержанта с чемоданами в руках...

В темноте засияли зубы... сверкали глаза...

— Мы к вам... На огонек... Другой уточнил:

— Разрешите кипятку и спичек...

Их чтото связывало, но все они были разные. «Человек» предложил войти...

На лестничной площадке послышалась возня... один подталкивал другого, не решаясь войти первым.

— В квартире не убрано... садитесь... да, да, садитесь...

Солдаты осматривали необычную обстановку... Они медленно садились в старинные резные кресла...

На полу стояли три чемодана, накрытые шинелями.

— Кипяток и спички на кухне... можете курить... еще яблоки... Утром прихлопните дверь... «Человек» ушел к себе... выключил свет и быстро заснул.

Фреска № «Человек» проснулся от озноба...

Пахло кирзой...

Гдето бежала вода...

В дверях стояли три пары сапог... и на жестких голенищах испарялись портянки...

... По мокрому полу ритмично взад и вперед бегали босые ноги.

Пахло кирзой...

Бежала вода...

Бегали белые ноги...

Утром с лучами солнца в «квартиру, где горел свет», ворвались все шумы праздничного города...

В «квартире, где горел свет», «Человек» фиксировал происшедшее...

Было оставлено одно яблоко...

Газ был выключен...

Дверь захлопнута...

И главное... Добела вымыт и выдраен пол... ' «Человек» улыбнулся... потом присел на корточки и тронул пол...

На старых парсунах улыбались гетманы Украины.

Фреска №... До блеска натертый паркет...

... Многозначительно на цыпочках идут солдатские сапоги...

... Поскрипывает паркет.

... Идут сапоги...

... Нацеливаясь на Киев — рука вертит артиллерийский диск...

Залп [салюта]...

... на цыпочках идут сапоги...

Залп.

... Музей искусств... Инфанта Веласкеса...

Сурбаран...

Гойя...

Моралес...

Мимо них на цыпочках проходят солдаты...

Залп.

Инвалидная коляскаВазон цветов с белой кроной...

«Авоська» с ядрами апельсинов...

Инвалид нажимает на педали... летит мимо светофора... въезжает один на пуст площадь Победы...

Залп.

... Памятник Щорсу... Группа генералов становится в ряд...

... Фотограф с колена наводит фокус...

... Жены одергивают шинели мужей, сдувают пушинки...

... Вверх по шоссе мчатся зеркальные гиганты — холодильники...

... Юлят инвалидные коляски...

Залп.

... Двадцать грузовых военных машин с солдатами подъезжают к колоннам цирка...

... Двадцать грузовых военных машин разгружены...

... Двадцать рот одна за другой направляются к подъездам среди колонн... исчезают..

... Только один квадрат солдат расчленился... раскололся... рассыпался...

... Бежали солдаты... обгоняли трамваи... пересекая асфальт...

Залп.

... Старая «Победа» резко затормозила...

«Женщинаводитель» открыла капот... с головой ушла в механизм...

... Резко останавливается бегущий поток солдат...

... Закрытая дверь кафе «Экспресс».

... «Женщинаводитель» копошилась в моторе...





Ветер колыхал штапельную юбку...

Закрытая дверь кафе «Экспресс».

Солдаты снова становятся, снова смыкаются в квадрат... Идут... исчезают среди колонн цирка...

Залп.

«Человек» вбежал в магазин цветов... пахло сыростью.

«Женщинадекоратор» предлагает корзину, похожую на порционный салат... уверяет, показывая на красный цветок, что в корзине есть центр...

«Человеку» корзина не нравится.

Приходится сперва заплатить, чтобы изготовить корзину на свой вкус...

Залп.

... Рука открывает фанерный сундук... снимает газеты... сдувает нафталин... обнажает «генеральский мундир»...

Мундир изогнулся... забренчал медалями, орденами... звездами...

Залп.

... Рука вытирает длинную очередь хрустальных ваз...

Хрусталь искрился... звенел...

Залп.

Дворы Киевской Лавры... немытые монахи.

Залп.

... Вербы...

... Братские могилы на Байковом кладбище... белые одинаковые таблички... женщины в черном...

Залп.

Киевское метро Вверх по эскалатору...

... Группа солдат... нахимовцы... монахи... люди в одинаковых меховых шапках — читающие газеты...

Вниз по эскалатору...

«Человек с крестом» из водосточных труб, сваренных автогеном...

Залп.

Деревянные ящики с водкой на самодельной тележке... их медленно везут... четыре грузчика... Залп.

Мотоцикл с коляской... Ящики апельсинов... минеральные и сладкие воды... Жадно обхватила мотоциклиста буфетчица в белом халате...

Залп.

Наперегонки летели грузовые машины...

Одна с белыми ваннами... другая с черными гробами...

Залп.

За штабелями металлических арматур с молоком «глухонемой юноша» о чемто горячо просил девушку... бил ладонью о кулак... тянулся к грудям... девушка шарахалась...

Залп.

Музей искусств... Кассоне (сундук V века, Испания).

«Женская рука» медленно открывает крышку...

На дне пустого сундука женские старые боты...

«Женская рука» берет их...

В стекле «Инфанты Маргариты» Веласкеса отражается лицо «пожилой женщины».

«Женщина» поправляет волосы... тушит свет...

Залп.

Огни салюта отражаются в стекле «Инфанты Маргариты».

Залп.

... Старуха на переходе выронила белый батон... перебежала улицу... стояла на краю тротуара, махала рукой...

Одна за другой останавливались машины... гудели... и никто не осмеливался почемуто поднять хлеб...

Залп (последний — двадцатый).

Корзина была готова... Двадцать сиреневых вспышек хризантем... окаймленных папортником. Были сорваны бумажные банты... шуршащая рогожка...

Магазин отказался доставить цветы по адресу...

«Человек» подбежал к дворнику с просьбой «услужить».

... Дворник отказался... он был празднично одет, при широком галстуке, в лаковых туфлях...

Он предложил подработать знакомому грузчику из «Гастронома».

«Грузчик» с металлическим крючком в руке подцеплял колонну молока в металлической арматуре, отрывая ее от штабеля, и с шумом волок по асфальту.

«Грузчик» согласился...

«Грузчик» был в старом рабочем комбинезоне...

«Грузчик» просился домой... переодеться...

«Человек» его торопил... Остановил такси... Впихнул корзину в машину... (кстати... рассыпа­лась одна из хризантем... лепестки утекли в потоке воды, омывающей тротуар, и исчезли в водостоке... ) «Человек» расплатился с шофером и дал «грузчику» на «чекушку» — как договорились...

— Белорусская, 2, четвертый этаж... направо...

«Грузчик» просил записать адрес. Пытался выйти из машины, но цветы прижали его к сиденью...

— Белорусская, 2, четвертый этаж... направо... Машина уехала...

Дворник Феликс в лаковых туфлях (его все звали Филя) торжествовал (наконец он мне услужил, оказал любезность, он был уверен, что я забыл о трансформаторе, который он мне не вернул) [1 Здесь «я» — невыправленный след первоначального варианта, где повествование велось от пер­вого лица. — Прим. публикатора.].

— Сегодня у него праздник... он освобождал Киев... хороший человек... тихий... вчера только вот был свидетелем драки с грузинами у магазина «Автомобили», а сегодня в такой день повестка в суд, как свидетеля, конечно...

«Человек» уже не слушал его... Он молчал, смотрел на...

Pages:     || 2 | 3 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.