WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 |

Панченко Н.Н.

КОНЦЕПТУАЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО ОБМАНА ВО ФРАЗЕОСИСТЕМЕ РУССКОГО И АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ Выходные данные:

Панченко Н.Н.

Крнцептуальное пространство обмана во фразиосистеме русского и английского языков // Языковая личность: социолингвистические и эмотив­ные аспекты: Сб. науч. тр./ВГПУ; СГУ. – Волгоград: Перемена, 1998. С. 168 174.

Осознание того факта, что “нельзя адекватно изучить язык вне человека говорящего” [1], без обращения к внутренним мирам пользователей языка продуцента и реципиента, привело к изменению лингвистической парадигмы в целом, центр внимания которой теперь фокусируется на всей совокупности сложнейших человеческих взаимоотношений, осуществляемых с помощью речевых средств.

Выход за пределы освоенной территории имманентной лингвистики стал возможен благодаря привлечению общего контекста знаний о мире говорящего и слушающего, центр исследований, таким образом, переместился в сферу концептуального анализа. Необходимо уточнить, что в рамках данной работы мы принимаем такое толкование концептуального анализа, при котором концепт понимается как объект анализа (Фрумкина Р.М.).

Целью настоящей статьи является исследование фрагмента концептуального пространства, покрываемого фразеологическими единицами со значением обмана в современном английском и русском языках.

В соответствии с намеченной целью мы планируем выявить фрагменты языковой картины мира, фиксируемые лексическими средствами фразеологического характера со значением обмана, что поможет в дальнейшем определить закономерности осмысления и оязыковления действительности посредством рассматриваемых фразеологических единиц.

Принцип отбора фразеологических единиц для проводимого исследования определяется нами выделением концептуальной гештальтструктуры (схемы) “ситуация обмана”, имеющей целостное прототипическое представление.

Прототип по А.Вежбицкой [2] определяется как эталонный образ, отражающий концептуально существенные свойства представления об объекте. Следуя такому толкованию понятия прототипа, прототипическое представление об обмане можно представить на языке дискретных семантических признаков следующим образом:

Х обманул Уа= Х сказал и/или сделал нечто Уу Х знал, что это неправда Х сказал и/или сделал это, потому что хотел, чтобы У думал, что это правда [люди сказали бы: тот, кто так поступает, поступает плохо].

Несомненно, разнообразие модусов обмана значительно шире предложенной схемы. К примеру, в “компании” с обвесами, жульничеством, блефом, притворством, лжепроизнесением сосуществуют конвенциональные формулы этикета, лесть, ложь во благо, обман умолчанием, относимые нередко исследователями к разряду частично ложных [3]. И несмотря на то, что “святая ложь” обычно не осуждаема категорически, а санкционируема и оправдываема этически, тем не менее это не влияет на прототипическое представление об обмане, а существование непорицаемого обмана можно признать периферийной ситуацией, к которой относятся и обман умолчанием, и так называемая “социальная” ложь.

Таким образом, прототипичная концептуальная схема обмана несет обобщенную информацию о данном акте, абстрагируясь от множества деталей, опуская данные о том, кто выступает в роли агента и реципиента обмана: лицо (индивид), коллективный, институциональный субъект или социум и т. п. К примеру, валентность кого во фразеологической единице (далее ФЕ) водить за нос может быть заполнена не только именем индивида, но и коллектива, социума.

В качестве материала для межъязыкового сопоставления фрагментов концептуальных пространств “ситуация обмана” в работе используются ФЕ русского и английского языков, отсылающие к указанной ситуации (см. словари: ФСРЛЯ, РМР, КФСРЯ, АРФС, REDI, AID).

В концептуальном пространстве “ситуация обмана”, фиксируемым лексическими средствами фразеологического характера, выделяются такие фреймы обмана, как сокрытие, распространение ложной информации и собственно обман.

Фрейм “сокрытие” в обоих языках представлен двумя семантическими подгруппами, передающими значение утаивания, сокрытия: замалчивание сокрытие истинной информации и притворство сокрытие истинных намерений/поведения и/или маскировка их альтернативными, более предпочтительными.



В английском языке в подразряд замалчивания входят ФЕ: keep (leave) smb in the dark, draw a curtain on smth, cast (draw, throw) a veil over (upon) smth, sweep smth under the carpet, hold (keep, play) cards (a thing) close to one’s chest (vest). В русском языке эта подгруппа по числу входящих в нее единиц менее представительна: держать язык за зубами, играть в прятки (жмурки), держать карты к орденам.

ФЕ, отсылающие к притворству, относительно широко представлены в английском языке: put on a false front, shoot at a pigeon & kill a crow, play (the) fox, mask one’s battеries, wear a (the) mask (of), make semblance of smth, sail under false colours, keep up (save) appearances, carry water on both shoulders. В русском языке подгруппа “притворства” представлена лишь ФЕ: валять (ломать, корчить) ваньку (дурака, дурочку), с/делать хорошую (веселую) мину при плохой игре, носить (надевать/надеть) маску (личину), а также метафоризованным фразеологизмом, который семантически калькируется в английском пускать (бросать) пыль в глаза (throw dust in one’s eyes).

Другой фрейм обмана составляют ФЕ, отправляющие к распространению ложной информации. В русском языке сюда входят фразеологизмы: воз/наводить напраслину, мутить воду, наговорить с три короба, лить пули, лить колокола, возводить поклеп, на/вешать собак, заправлять арапа, травить байки, наводить/навести тень на плетень (ясный день), напускать/напустить туману, надувать (на/дуть, на/петь, нажужжать, натрубить) в уши. В английском языке рассматриваемый фрейм представлен следующими ФЕ: sling (throw) the hatchet, spin smb a yarn, shoot (sling, throw) the bull, shoot off one’s face, cast aspersions on smb, fling dirt about, blow one’s own horn, draw (pull) a long bow, shoot a line, muddy the water. В обоих языках здесь выделяются две семантические подгруппы: 1) субъект и объект (жертва) распространения ложной информации не совпадает (клевета, сплетни, слухи) возводить напраслину, fling dirt about и др.; 2) субъект и объект лжераспространения совпадают (бахвальство, хвастовство) blow one’s own horn, заправлять арапа и др.

Наиболее представительным в количественном плане является фрейм собственно обмана (жульничество, плутовство и пр.) 25 единицы в русском языке и 19 в английском. В русском языке зафиксированы следующие ФЕ: вертеть мельницу, крутить динамо, кормить завтраками, ломать комедию, вилять (крутить, вертеть) хвостом, вкручивать (за/крутить) мозги, выкидывать фиглимигли, метать петли, ездить по ушам, натянуть (наставить) нос, по/кривить душой, объехать на кривой, замазывать/замазать глаза, за/пудрить мозги, обводить /обвести вокруг пальца, обуть (из сапогов) в лапти (на обе ноги), провести старого воробья на мякине, заговаривать зубы, отводить/отвести глаза, водить за нос, втирать очки, брать на пушку (арапа), вешать лапшу на уши, за/дурить (за/морочить) голову, поднимать/поднять (поддевать/поддеть) на фуфу. В английском языке данную группу составляют ФЕ: throw smb off the track (trail), put (throw) smb off the scent, drag (draw) a red herring across the path (track, trail), pluck a pigeon, take smb for a ride, come (put) Yorkshire over smb, lead smb up (down) the garden (path), sell smb short, come the old soldier over smb, catch old birds with chaff, sell smb a pup, do smb in the eye, pull (put over) a fast one on smb, sell smb a gold brick, draw (pull) the wool over smb’s eyes, hand smb a lemon, pull smb’s leg, get a beat on smb, get (give) the runaround.

И в русском, и в английском языках здесь выделяется подгруппа, семантически маркирующая ловкость, умение, легкость производимого действия. В английском языке это catch (old birds) with chaff, come (put) Yorkshire over smb. В русском языке сюда относятся ФЕ: обуть (из сапогов) в лапти (на обе ноги), обводить/обвести вокруг пальца и др.

Ложь в межличностном взаимодействии как правило осуждаема и порицаема и в этом случае характеризует субъекта речи как совершающего действия, противоречащие нормам речевого общения (ср. максиму качества Грайса). Негативная оценка моральных качеств языковой личности субъекта лжи присутствует в семантическом составе ФЕ в английском языке: lie in one’s teeth (throat)[нагло, бесстыдно лгать], lie out of (the) whole cloth [беспардонно лгать]. Русским моральным сознанием беспардонность, наглость лжи также осуждается, что обнаруживается в семантике ФЕ, которые отсылают к описанию невербальных компонентов, сопровождающих лжепроизводство: лгать не краснея, не морщась, не моргнув глазом, прямо в глаза.





Хотя вопрос о влиянии условий естественной среды обитания отдельной языковой общности на формирование концептуальной системы того или иного языка, поставленный еще Гумбольдтом, Сепиром, Уорфом, все еще не имеет однозначного ответа, нельзя не согласиться с тем, что “отбор образов и их оязыковление результат культурной (курсив наш Н.П.) интерпретации самих фактов действительности с целью выразить отношение к ним...” [4:82].

Образы действительности, оязыковленные в “сильно идиоматичных фразеосочетаниях”[6], есть способ языкового кодирования представлений в сознании носителей языка о некой ситуации, коррелирующий с понятием внутренней формы. Как пишет А.П.Бабушкин, “образ фразеосочетаний идиом “считывается” не по словарному толкованию, не по “раскодированному” их значению, а по “языку кода”, т.е. по внутренней форме фразеологизма” [5:82]. Внутренняя форма как бы определяет “стиль” концептообразования средствами языка и как образная “организация” значения материально выражается в концептуальных сценах, “картинках”, которые не приравниваются к этимологическому содержанию фразеологизма.

Так, англ. to draw (pull) the wool over smb’s eyes буквально означает “натянуть вокруг глаз шерсть”, а для носителей языка значит “обмануть, обжулить”. Компонент wool over eyes ассоциируется с обволакиванием глаз чемто мягким как шерсть, но закрывающим доступ к реальности, возможности получать информацию посредством зрительного канала. Аналогично рус. пускать пыль в глаза ( англ. калька throw dust in smb’s eyes) для носителей языка означает “вводить в заблуждение”, где ‘пыль в глаза’ (‘dust in eyes’), вызывая в сознании говорящего и слушающего определенную сцену, ассоциируется с, по меньшей мере, неприятными, если не болезненными ощущениями обманываемого, а следовательно, частичной/полной закрытостью доступа к зрительной информации.

По единодушному мнению исследователей, фразеология такой ярус языка, в котором этнос находит наиболее яркое выражение [4,6]. Образномотивированный, “квазиденотативный” (В.Н.Телия) аспект значения отражает характерное для носителей данной лингвокультурной общности миропонимание и мировидение, следовательно, национальноспецифичен, детерминирован особенностью культурного развития народа.

Образное воплощение обжуливания, надувательства, обмана в ФЕ обоих языков имеет в основе своей общую идею “манипулятивного воздействия на субъект”, которая характеризуется:

1) привнесением нелепых, порой абсурдных изменений в субъекте/наборе необходимых ему вещей пудрить мозги, вешать лапшу на уши, sell smb a gold brick, sell smb a pup;

2) созданием помех для внешних органов чувств и соответственно перекрыванием доступа к истинной информации а) канал зрения втирать очки,draw (pull)the wool over smb’s eyes б) канал слуха ездить по ушам;

в) канал обоняния натянуть нос, водить за нос.

3) нанесением вреда, ущерба субъекту замазывать глаза, обуть в лапти, пускать пыль в глаза, pull smb’s leg, pluck a pigeon, have(keep) smb on a string.

В процессе переосмысления “картинки”, образа, активизированного идиомой и выраженного в ее “буквальном” значении, релевантные для обозначаемого свойства становятся признаками значения идиомы.

Таким образом, значение фразеологизмовидиом (фразеологические сращения и единства в классификации В.В.Виноградова) логично представить как взаимодействие сцены, выраженной в “буквальном” значении, и того знания о мире, который лежит в основе номинативного замысла.

Например, в идиоме “ездить по ушам” номинативный замысел ‘вводить в заблуждение’ во взаимодействии с образом, рождающим ассоциацию нанесения вреда, ущерба субъекту, формирует значение идиомы на основе выводного знания: следовательно, лишать возможности получения истинной информации.

Pages:     || 2 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.