WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

На правах рукописи

ПАНЧЕНКО Надежда Николаевна

СРЕДСТВА ОБЪЕКТИВАЦИИ КОНЦЕПТА «ОБМАН»

(на материале английского и русского языков)

10.02.20 сравнительноисторическое, типологическое

и сопоставительное языкознание

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

ВОЛГОГРАД 1999

Работа выполнена в Волгоградском

государственном педагогическом университете

Научный консультант: доктор филологических наук,

профессор В.И.Шаховский

Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

профессор Л.А.Сараджева;

кандидат филологических наук, профессор Т.В. Максимова

Ведущая организация: Пятигорский государственный лингвистический университет

Защита состоится «17» июня 1999 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета К 113.02.02 по присуждению ученой степени кандидата филологических наук при Волгоградском государственном педагогическом университете (400013, г. Волгоград, пр. им. В.И.Ленина, 27).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского государственного педагогического университета.

Автореферат разослан 14 мая 1999 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат филологических наук, доцент О.А.Леонтович

Общая характеристика работы

Эмпирически очевидно, что нет такой сферы человеческой деятель­ности, где бы не встречался обман. Будучи сложным переплетением интен­циональных, когнитивных и нравственных аспектов, обман сопровождает человеческую ком­муникацию и реализуется в ней, знаменуя конфликт меж­ду нормой, моралью и правдой как одной из фундаментальных экзистен­циональных («бытийных») цен­ностей. Регулярная реализация лжи и обмана в процессе повседневной ком­муни­кации порождает лживость свойство социального субъекта, обес­це­нивающее и отрицающее ценностную характеристику личности правдивость.

Вполне объясним интерес исследователей к извечным проблемам правды и лжи. Исследования последних десятилетий уходящего века харак­теризуются вновь возрастающим вниманием к концептам «правда» и «истина», неизбежно затрагивающих и вопросы, касающиеся лжи и обмана (Н.Д.Арутюнова, В.А.Лукин, А.В.Пузырев, Т.В.Топорова и др.).

Объектом данного сопоставительного исследования является наивноязыковое представление о лжи и обмане, реконструируемое из употребле­ния соответствующих языковых единиц в английском и русском языках.

Мы различаем три группы средств вербализации обмана: языковые средст­ва, обозначающие, описывающие и выражающие обманное поведе­ние. Языковые средства выражения лжи и обмана привлекали к себе внимание отечественных и зарубежных лингвистов (Н.Д.Арутюнова, А.Н.Баранов, Д.Болинджер, Т.В.Булыгина, Х.Вайнрих, А.Д.Шме­лев, P.Farb, G.Lakoff и других). Вместе с тем по нашим данным остаются недостаточно изученными средства номинации и де­скрипции лжи и обмана, что и определило выбор темы исследования.

Предметом данного исследования, таким образом, являются сходства и раз­личия языковых средств номинации и дескрипции лжи и обмана в английском и русском языках.

Предлагаемое диссертационное исследование представляет собой попытку комплексного описания средств языковой объектива­ции концепта «обман», в связи с чем мы определяем цель нашего исследо­вания как выявление и сопос­тавление лексикофразеологических средств, номинирующих и описывающих обман и различные его проявления, на ма­териале английского и русского языков.



Реализация цели достигается путем решения следующих задач:

определить философскоэтические, социальные, психолингвистичес­кие характеристики феноменов лжи и обмана;

выявить вербализованные невербальные маркеры, сигнализирующие о произнесении лжи/сокрытии правды;

установить семантические мотивировки (принципы номинации) понятий «ложь» и «обман»;

определить совокупность лексикофразеологических единиц, отсылающих к ситуации обмана, в английском и русском языках;

выявить пути схождения и расхождения концептуализации обмана в соз­нании носителей сопоставляемых языков.

Актуальность исследования заключается в том, что ложь и обман имеют высокую социальную значимость, учет этих феноменов в межкультурном обще­нии играет особую роль в настоящее время. Будучи объектами междисципли­нарного изучения, ложь и обман недостаточно освещены в лингвистике.

Научную новизну выполненного исследования мы усматриваем в том, что в диссертации установлены семантические мотивировки понятий «ложь» и «обман», опреде­лено сходство и различие этих понятий, построена модель концептуального про­странства обмана, охарактеризованы невербальные маркеры, сигнализирующие о произнесении лжи/сокрытии правды, описаны средства дескриптивной и эмо­циональнооценочной объективации концепта «обман» в английском и русском языках.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в развитии основных положений когнитивной лингвистики, лингвистики эмоций и лингвокультурологии применительно к концепту «обман» в англий­ской и русской языковых картинах мира.

Практическая ценность настоящей работы обусловлена возмож­ностью применения выводов и материалов исследования при даль­нейшей разработке проблем когнитивной лингвистики, в теории и практике пере­вода. Материалы исследования могут быть полезными при разработке лек­ционных курсов и спец­курсов по общему и сопоставительному языко­зна­нию, стилистике; могут быть использованы при разработке тематики курсо­вых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций. Получен­ные ре­зультаты также могут послужить до­полнением к словарю жестов и мимики.

Материалом исследования послужили тексты художествен­ной прозы анг­лоязычных и русскоязычных авторов ХХ века и их переводов. Корпус сплошной выборки составил 3198 примеров (общий объем текстов 27082 страницы). Ис­точником языкового материала послужили также этимологичес­кие, фразеологи­ческие и паремиологические словари, привлекались публицистические тексты и тексты видеозаписей телевизионных передач.

Цели и задачи настоящего исследования определили выбор методов исследования: контекстуального и стилистического анализа, компонентного и сопоставительного анализа, дефиниционной и когнитивной интерпретации.

Методологической базой для данной работы служат постулаты когни­тивной семантики, в частности:

«постулат о примате когнитивного», который гласит, что за значе­ниями слов стоят тесно связанные с ними когнитивные сущности, которые можно опи­сать такими специально разработанными элементами языка представления зна­ний, как фреймы и сценарии;

выводы о том, что мыслительные категории практически неотде­лимы от языковых категорий (Баранов, Добровольский, 1997), а реальные объяснения функционирования языка можно получить только при обраще­нии к когнитив­ным структурам.

На защиту выносятся следующие положения:

Ложь и обман являются диахронической константой человеческого бы­тия. Истоки становления значений, обнаруживаемых в древних индоев­ропейских обозначениях лжи и обмана, кроются в сакральной сфере и ока­зываются тесно связанными в сознании древних с нанесением вреда/ ущерба, «покрыванием»/сокрытием намерений, «искривлением»/ искаже­нием, наруше­нием существующего порядка вещей.

Содержательные минимумы понятий «ложь» и «обман» различаются: ложь коммуникативный акт, производимый лингвистически или паралингвис­тически и имеющий сознательную интенцию введения в заблуждение. В наборе существенных признаков содержательного минимума понятия «обман» выявля­ется дифференцирующий признак успешность, эффективность реализации цели.





Содержание концепта «обман» объемнее одноименной поверхностной языковой сущности и объективируется в значительном количестве лексикофра­зеологических средств, паремиях, прецедентных именах и текстах. Средства объективации концепта «обман»/его фрагментов в английском и русском языках, а также восприятие возможных способов невербального декодирования обман­ного действия и метафорическое осмысление последнего носителями обыден­ного англоязычного и русскоязычного менталитета в целом совпадают.

Расхождения в средствах объективации концептуального простран­ства обмана проявляются в количественной экспликации выделяемых фрагментов «клевета», «лесть», «пассивная ложь». Различия в лексикофра­зеологической номинации и дескрипции обманного действия также явля­ются следствием про­явления индивидуальных черт национального харак­тера языка.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертацион­ного исследования были изложены на теоретических аспирантских семина­рах, на за­седаниях кафедры языкознания ВГПУ, на заседаниях научноис­следовательской лаборатории «Язык и личность», на межвузовских и внут­ривузовских научных конференциях профессорскопреподавательского сос­тава ВГПУ (Волгоград 1996 1999), на международном симпозиуме «Фразеология в контексте культуры» (Москва, РАН, июнь 1998 г.), на меж­дународной конференции «Языковая лич­ность: жанровая речевая деятель­ность» (Волгоград, 68 октября 1998 г.).

Основное содержание работы

отражено в восьми публикациях. Структура диссертации. Исследование состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии, списков художественных произведений и лексико­графических источников, послуживших материалом для анализа, приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В 1 главе «Концептологическое описание лжи и обмана» кратко характе­ризуются основные положения когнитивного подхода к лингвистическим иссле­дованиям с уточнением природы терминов, используемых в диссертации, очер­чиваются контуры концептуального исследования с выделением наиболее акту­альных аспектов, сравнивается объем содержания понятий «ложь» и «обман», систематизируются и описываются средства выражения лжи, выявляется фонд вербализованных авербальных маркеров, позволяющих реципиен­ту/наблюдателю декодировать обман.

В диссертации мы опираемся на положения, сформулированные в ра­бо­тах А.Н.Баранова и Д.О.Добровольского, А.Вежбицкой, В.З.Демьянкова, Е.С.Кубряковой, В.Н.Телия, Р.М.Фрумкиной, В.И.Шаховского, суть кото­рых сводится к следующему:

Поверхностная языковая форма/знак представляет собой средство сжа­тия/компрессии обобщенной информации, активизирующее в сознании говоря­щего гораздо больший объем информации на основе знания языка и опыта взаи­модействия человека с окружающей действительностью.

Языковая деятельность, составляя вершину айсберга, в основании кото­рого скрыты когнитивные структуры и способности, признается наиболее прос­тым средством материального доступа к сознанию человека.

Значение, изучаемое с позиций когнитивной лингвистики совместно и во взаимодействии со знанием, предстает как определенная структура знания, фор­мируемая в актах номинации в процессе категоризации действительности. Кате­горизация представляет собой структурирование мира, акт отнесения слова/объекта к той или иной группе, способ установления иерархических отно­шений типа «класс член класса».

Прототип определяется как такой центр категории, который лучше всего отражает концептуально существенные свойства нашего представления об объекте.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.