WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 ||

Когда Кронин сказал "Давайте думать дальше", Миша, сидевший молча и вертевший в руке пустую чайную чашку, вдруг запустил этой чашкой в стену (осколки брызнули, один из них царапнул Веру по щеке, не больно, но ей показалось, что выступила кровь) и с невнятным криком вскочил с места. Руки его будто удлинились, так Вере показалось, потому что не мог Миша дотянуться до Николая Евгеньевича, не имея рук трехметровой длины, но какимто образом дотянулся, кронинская коляска со скрипом развернулась вокруг оси и перевернулась, выбросив седока Николай Евгеньевич ударился о пол головой, зашипел от боли и попытался подняться на колени, а Миша уже стоял рядом с ним, он не трогал беззащитного, но коляске досталось. Миша пинал ее ногами, обрывал провода, Вера ничего не могла сделать, только смотреть, потому что ни руки, ни ноги, ни даже мысли ей почемуто не повиновались.

Миша между тем бросил на нее взгляд, в котором читались и восторг, и желание, и ненависть, он потянулся к Вере, ей стало страшно, она поняла, что сейчас произойдет, если за нее не заступится ктонибудь из мужчин, а они защитники будто застыли, один лишь Николай Евгеньевич кряхтел, пытаясь подняться. Фил смотрел перед собой, а потом сказал чтото невнятное и засветился, выглядело это страшно, будто внутри него начался пожар, тусклое багровое пламя пробивалось сквозь кожу, и одежда на Филе начала светиться тоже не тлеть, не гореть, а именно светиться багровым адским пламенем.

Миша устремился к Вере, как снаряд, выпущенный по цели. Вере казалось, что она не сделала ни одного движения, но почемуто очутилась в углу комнаты, рядом с телефонным столиком.

Неожиданно забыв о Вере, Миша повернулся к Эдику, сидевшему на стуле с безучастным видом и бормотавшему под нос слова, которые Вера не могла расслышать.

Ах ты! прокричал Миша и бросился на Эдика, но чтото развернуло его по пути и бросило в сторону компьютерного столика. Монитор с грохотом повалился на пол, а базовый блок на глазах у Веры взлетел в воздух и, вращаясь подобно малой планеты, пронесся мимо ее виска, врезался в стену, отлетел назад и по полу, будто это была ледяная поверхность катка, заскользил к столу.

Миша опять повернулся к Вере, в лице у него не было ничего человеческого, маска зверя, желающего получить вожделенную добычу. "Сейчас, подумала Вера, сейчас он дотянется до меня и... Не хочу! Не надо! Господи, помоги"...

Миша будто натолкнулся на стену. Он бился о невидимую преграду головой, кулаками, ногами, метался, как зверь в клетке, и продолжалось это бесконечно долго, хотя на самом деле не заняло и минуты. Эдик следил за Мишей пристальным взглядом и говорил, говорил, говорил...

И Миша сдался. Чтото надломилось в нем физически надломилось, как ломается сухая палка. Он согнулся в поясе, всхлипнул и повалился на пол, ноги его разъехались, глаза, продолжавшие смотреть на Веру, закатились, и Миша умер Вера точно знала, что он умер, потому что не мог этот куль, лежавший на полу, быть живым человеком.

Кронин, поднявшийся наконец на ноги, тоже понял, что Миша умер он тяжело встал на ноги и произнес пораженно:

Миша... Эдуард Георгиевич... Как же вы его...

Эдик замолчал наконец. Он приподнялся, поглядел на лежавшего ничком Мишу, на Кронина, на Веру и на еще не пришедшего в себя Фила и сказал:

Что? Что это было со мной? Тело переложили на диван, компьютер водрузили на прежнее место, но он не работал, включился только монитор, ничего, конечно, не показывая, и никто не знал, сохранилась ли хоть какаято информация на жестком диске. Стол пришлось сдвинуть в угол, потому что одна из ножек обломилась, а появившиеся на стенах потеки чегото черного и похожего на ваксу, смыть оказалось невозможно чего только Вера не испробовала, пока мужчины возились с Мишей, пытаясь привести его в чувство, хотя и понимали, что оживить мертвого безнадежная задача, даже если знаешь не только закон сохранения энергии, но и другие законы большого мира.

Николай Евгеньевич, сидя в коляске (ездить она не могла, с правого колеса слетела шина, а левое описывало восьмерку), помогал Эдику и Филу, давая им полезные, по его мнению, и нелепые, по мнению Фила, советы.

Нет, сказал наконец Эдик, бесполезно.

Что же теперь делать? спросил Фил. Надо, наверно, в милицию сообщить? И в "скорую". Мертвый человек в доме...

Нет, твердо сказал Кронин. Придет Гущин, он обещал вернуться, пусть решает, как поступить с телом.

Николай Евгеньевич, сказала Вера, бросив на пол грязную тряпку, не оттирается эта гадость. Будто въелась.

Естественно, брезгливо отозвался Кронин, именно въелась. В структуру материала. Если сделать химический анализ...

Он запнулся. Все смотрели на него, и Кронин продолжил:

Я знаю, о чем мы думаем... Еще не можем... Никто из нас. Я уж не говорю об остальных. Не можем жить в мире, который... Не знаю... Может, в конечном счете он для нас и предназначен. Но сейчас нет. Мы просто не понимаем, как в нем жить. И можно ли жить вообще. То, что мы называем жизнью, разумом, там как плесень, вот эта, на стене, которая не оттирается.

Там? Здесь? сказал Фил. Нет там и нет здесь...

Ради Бога, Филипп Викторович, поднял руки Кронин, только не говорите мне о единстве мира и о том, что мы сами, как существа, к большому миру принадлежащие, просто не осознаем своего бесконечномерного существования. Я прекрасно это понимаю. Но разум мой здесь, в этой голове, которая лопается от боли, и в этом трехмерии. Разум мой здесь, а какой я на самом деле, знаю не я, а то существо, ничтожной частью которого является это мое материальное тело. Или Миша его нет, и он есть, и какаято его часть продолжает существовать в нашем мире. Может, эта чернота на стенах часть Миши? Может, смывая ее, мы уничтожаем какуюто его естественную сущность? Ну, это слишком... начал Эдик.

Да? Вы уверены, Эдуард Георгиевич? Нет, подумав, сказал Эдик. Ни в чем я сейчас не уверен.

Даже в том, добавил Фил, что, поставив стол в угол, мы не нарушили какоето равновесие в общем мироздании. Мы переставили стол, и это вызвало взрыв в какойнибудь галактике...

Это слишком! повторил Эдик, но в голосе его не ощущалось уверенности.

Слишком? поднял брови Кронин. Вы сами...

Он перевел взгляд на покрытое простыней тело.

Да, наверно, вы правы, пробормотал Эдик.

Кстати, заметил Кронин, перед тем, как это началось, на столе лежал нож. Тот самый. Где он? Не вижу.

Ножа не было. Впрочем, искали его без особого желания заглянули под диван, посмотрели на книжных полках, даже в кухне пошарили по ящикам и шкафчикам все ножи были на месте, кроме того, нового.

Кто его знает, обреченно сказал Фил, когда, бросив поиски, они не стали возвращаться в гостиную и разместились у кухонного стола. Коляску Эдик предложил перенести на руках, но Николай Евгеньевич воспротивился и доковылял до кухни на своих двоих, опираясь на руку Фила. На кухне было спокойнее, хотя и здесь коечто изменилось кафель над плитой из белого стал грязнозеленым, двери стенного шкафчика не закрывались, у всех стульев почемуто исчезли спинки, а газ не зажигался то ли возникли перебои в системе, то ли забило трубу. А может, газа в этой квартире и вовсе никогда не было такая мысль появилась у Фила, когда он садился на ставшее неустойчивым сидение, похожее на табурет: там, где была спинка, теперь торчали два штырька, аккуратно обрезанные и даже закрашенные зеленой краской. "Может, подумал Фил, это трехмерие, вовсе не то, в котором мы жили прежде". В бесконечномерном мире трехмерий может быть тоже бесконечное количество. И Филиппов Грунских. И тогда есть мир, где Лиза не умирала, и где они поженились. Может, он как раз в таком мире и очутился, и сейчас откроется дверь, на пороге возникнет она...

"Глупо, подумал Фил. Вселенная не так проста, чтобы повторять с малыми вариациями одни и те же материальные подсистемы".

Итак, сказал Кронин, нам, в конце концов, нужно принять решение. И я очень прошу каждого думать только о том, что происходит здесь и сейчас. Не произносить никаких даже односложных отрывков из вербального...

А нам и не нужно повторять, заявил Эдик. Мы уже в системе, если можно так выразиться. Смотрите.

Он протянул над столом руку, чайные ложки вздрогнули, поднялись в воздух и прилепились к его ладони. Фил подумал, что это так неестественно, и ложки упали со звоном, одна из них покатилась и начала падать на пол, но застыла в воздухе, а потом медленно поднялась и легла рядом с остальными.

Вот так, сказал Эдик. И еще не так.

Достаточно подумать... прошептала Вера.

Подумать, пожелать, спланировать.

Всемогущество...

Кто сказал это? Фил думал, что он. А может, Вера? Или слово произнеслось само возникло из воздуха, из самопроизвольных его колебаний, которые ведь тоже можно возбудить мыслью, желанием? Если уничтожить жесткий диск... сказал Эдик.

А заодно и наши с вами головы, усмехнулся Кронин.

Вы же сами все рассказали Гущину, с укором произнес Фил.

"Мир изменился только для нас? Или для каждого, живущего в этом трехмерии? Если для каждого, то ничего уже не сделаешь, и все плохо, все просто ужасно, нам нужно было придумать, как бороться с террором, а мы создали такое, что теперь от мирового порядка останется хаос, потому что никто не готов жить в мире, где дозволено все.

А если все изменилось только для нас, сидящих в этой комнате, то... Нам нужно здесь и остаться. Навсегда. Это не так страшно, наверное. Я же был в мире и понял лишь малую его часть. Ничто по сути. Не так страшно. А здесь это называется умереть".

Без нас, сказал Кронин, они не разберутся в законах полного мира.

Там хорошие аналитики, сказал Эдик.

Плохие, сказал Кронин. Они не знают висталогии.

Проблема? пожал плечами Эдик. Выучат.

Помните, сказал Фил, пару лет назад хотели запретить клонирование? Разве это помогло? Мне страшно, сказала Вера, я не хочу...

Или вместе, или никак, сказал Эдик. Верно? Вместе, пробормотал Фил. Вместе. Нас было шестеро...

Дверь из гостиной отворилась, и в кухню вошла Лиза. Она была в синем платье, том, что так нравилось Филу, и волосы распущены так, как ему нравилось. Лиза улыбалась и смотрела Филу в глаза, а он обнимал Веру за плечи, и ему совсем не было стыдно.

Господи, прошептала Вера, острые ее ногти впились Филу в ладонь.

Кронин шумно вздохнул, Эдик медленно поднялся.

Фил, сказал он, не нужно. Убери ЭТО.

Лиза повернулась и вышла в стену, потому что у Фила не было сил направлять ее движение.

Зачем ты так? бросила Вера.

Я не хотел, пробормотал Фил. Я даже не думал. Оно само...

Вот именно, сказал Кронин. Теперь вы понимаете, что нас ждет? В дверь позвонили один раз коротко и сразу дважды долгими звонками.

Это Гущин, сказал Николай Евгеньевич.

Нужно уходить, сказал Эдик. Верно? Нельзя нам с ним.

В дверь? усмехнулся Фил.

А мы... Кронин посмотрел на Эдика беспомощным взглядом. Он принял решение, но не хотел быть один. Мы сможем потом вернуться? Эдик промолчал.

Гущин долго звонил и колотил в дверь, из соседних квартир высыпали жильцы и давали ненужные советы. Все беспокоились о том, что могло случиться с инвалидом, жившим в восьмой квартире.

Гущин не хотел поднимать шума, но войти было необходимо. Похоже, что Сокольский ушел, Николай Евгеньевич остался один, и с ним мог случиться приступ. Пришлось спуститься в домоуправление, предъявить документы, и тогда все решилось быстро плотник взломал замок, и Гущин вошел, ощущая в груди странный холод.

В прихожей было темно, Гущин пошарил рукой по стене, не нашел выключателя на привычном месте и бросил столпившимся в двери соседям:

Отойдите, вы мне свет закрываете.

На пол лег длинный бледный прямоугольник, высветливший старый искрошившийся линолеум и загораживавший проход опрокинутый ящик, из которого высыпались и лежали горкой несколько пар обуви. От горки почемуто пахло прелой резиной и еще чемто, что Гущин не мог определить, но запах был смутно знакомым, давним и вызывал неприятные ассоциации, столь же смутные и, скорее, подсознательные.

Ощущая в груди стеснение, мешавшее не столько двигаться, сколько правильно воспринимать окружающее, Гущин заставил себя перешагнуть через ящик, и следующий шаг он сделал в полной темноте, нащупывая руками дверь в гостиную. Соседи, стоявшие на лестничной клетке, громко перешептывались, и чейто голос спросил отрывисто:

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 ||




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.