WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 22 |

HOW TO DO THINGS

WITH WORDS

I. L. AUSTIN

SENS AND SENSIBILIA

reconstructed from the

manuscript notes

G. J. Warnock

xfard

t the clarendon press

1962

КАК ПРОИЗВОДИТЬ

ДЕЙСТВИЯ ПРИ ПОМОЩИ СЛОВ

перевод

с английского языка В. П. Руднева

ДЖОН ОСТИН

ч? „

смысл

И СЕНСИБИЛИИ

перевод

с английского языка Л. Б. Макеевой

идеяп p e с с|

ом

ниги

МОСКВА 1999

интеллектуальной

ББК87.3 076

Издание выпущено при поддержке Института «Открытое общество» (Фонд Сороса) в рамках мегапроекта «Пушкинская библиотека»

This edition is published with the support of the Open Society Institute within the framework of "Pushkin Library" megaproject

Редакционный совет серии «университетская библиотека»

И. С. Автономова, Т. А. Алексеева, М. А. Андреев, В. И. Бахмин, М. А. Веденяпина, Е. Ю. Гениева,

Ю. А. Кимелев, А. Я. Ливергант, Б. Г. Капустин, Ф. Пинтер, А. В. Полетаев, И. М. Савельева,

Л. П. Репина, А. М. Руткевич, А. Ф. Филиппов

«university library» Editorial Council

Natalia Avtonomova, Tatiana Alekseeva, Mikhail Andreev, Vyacheslav Bakhmin, Maria Vedeniapina, Ekaterina Genieva, Yuri Kimelev, Alexander Livergant Boris Kapustin, Frances Pinter, Andrei

Poletaev, Irina Savelieva, Lorina Repina, Alexei Rutkevich, Alexander Filippov

ОСТИН Джон

О 76 ИЗБРАННОЕ. Перевод с англ. Макеевой Л. Б., Руднева В. П. — М.: ИдеяПресс, Дом интеллектуальной книги, 1999. — 332 с.

ISBN: Первый на русском языке сборник работ широко известного британского философа XX в. Джона Остина дает довольно полное представление о его взглядах, в частности о разра­батываемой им философии обыденного языка, оказавшей сильное влияние на развитие современной лингвистики и логики.

Книгу с интересом прочтут философы, лингвисты, психологи, все, кто интересуется ана­литической философией.

ББК87. ф Перевод с англ. яз. Коллектив авторов ф Предисл. к изданию Назарова 0. А. ф Художественное оформление Жегло С. ® ИдеяПресс, 1999 ф Дом интеллектуальной книги, Содержание От издателя................ КАК СОВЕРШАТЬ ДЕЙСТВИЯ ПРИ ПОМОЩИ СЛОВ? ОТ ИЗДАТЕЛЯ АНГЛИЙСКОГО ТЕКСТА.......... лекция I................. лекция II................. лекция III................ лекция IV................. лекция V................. лекция VI................. лекция VII................ лекция VIII................ лекция IX................. лекция X................. лекциях!.................. лекция XII................ СМЫСЛ И СЕНСИБИЛИИ Предисловие переводчика........... Предисловие............... раздел I................. раздел II................. раздел III................ раздел IV................ раздел V................ раздел VI................ раздел VII................ раздел VIII................ раздел IX................ раздел X................. раздел XI.............. I СТАТЬИ чужое сознание............... истина................. значение слова............... Предметный указатель............ От издателя ОСТИН Джон (Austin John Langshaw — родился 26 марта 1911 г. в Ланкасте­ре, Англия; умер 8 февраля 1960 г. в Оксфорде, Англия) — британский фило­софаналитик, представитель лингвистической философии. Получил образо­вание в Оксфордском университете, где впоследствии стал профессором фи­лософии (19521960).

В основе концепции Остина лежит идея аналитической философии о том, что главной целью философского исследования является прояснение выра­жений обыденного языка. Поскольку значительная часть работы по анализу обыденного языка осуществлялась скорее в обсуждениях, чем в печати, по­стольку у Остина сравнительно мало опубликованных работ. Студенты собра­ли и обработали его лекции, которые были изданы посмертно. Взгляды Ости­на не носят систематического характера. Многие выступления Остина были направлены против неверного, т. е. нарушающего логику, «обыденного» язы­ка, употребления слов и целых фраз отдельными философами, но основной вклад Остина состоит в проницательных замечаниях об употреблении таких терминов, как «знать» и «истинный».



Согласно Остину, сказать, что я чтото знаю, не значит просто утверждать это чтото. Последнее, строго говоря, оз­начает просто, что я так полагаю, а не то, что я знаю это; так что если человек чтолибо утверждает, то его можно спросить, знает он это или нет.1 Специфи­ческий характер познания усматривается на основании тех возражений, с ко­торыми может встретиться наша претензия на знание. Прежде всего могут быть поставлены под сомнение наш прошлый опыт и наши нынешние воз­можности. Остин, в частности, подверг критике широко распространенную в аналитической философии теорию «чувственных данных», т. е. содержания 1 Other Minds // Logic and Language, 2nd series. Oxford: Basil Btackwell 1953, p. I ощущения и восприятия, якобы непосредственно постигаемых в познаватель­ном акте. Общее философское возражение против возможности знать ощуще­ния других людей иногда принимает форму вопроса о степенях уверенности. Остин считает, что на самом деле никогда нельзя быть уверенным в своих же собственных ощущениях. Мы не только можем их неправильно назвать или обозначить,2 но и можем испытывать неуверенность относительно их и более основательным образом.3 Например, мы можем просто быть недостаточно зна­комы с данным ощущением, чтобы позволить себе уверенно судить о нем,4 или мы можем пытаться «распробовать» свое ощущение более полно. Кроме того, добавляет Остин, за термином «знать» обычно следует вообще не прямое дополнение, а придаточное предложение с союзом «что» и, когда этот факт полностью осознан, различие между якобы познанными ощущениями и дру­гими видами знания теряет всякое правдоподобие.5 Общее философское воз­ражение против всех претензий на знание, согласно Остину, выражено в сле­дующем рассуждении: знание не может быть ошибочным, а «мы, повидимо­му, всегда или практически всегда подвержены ошибкам».6 Но такого рода возражение обнаруживает внутреннюю связь между глаголом «знать» и таки­ми «исполнительными» словами, как «обещать», которая и лишает это возра­жение его силы. Фраза «я знаю» — не просто «описательная фраза», в некото­рых важных отношениях она является ритуальной фразой, подобно фразам «я обещаю», «я делаю», «я предупреждаю» и т. п.7 Прилагательное «истинный», по Остину, не должно применяться ни к предложениям, ни к суждениям (pro­positions), ни к словам. Истинными являются высказывания (statements).8 Фак­тически можно сказать, что высказывание истинно, когда историческое поло­жение дел, с которым оно соотносится посредством разъясняющих соглаше­ний..., однотипно тому положению дел, с которым употребленное предложе­ние соотносится посредством описательных соглашений.9 А всякая попытка сформулировать теорию истины как образа оказывается неудачной вследствие чисто конвенционального характера отношения между символами и тем, к чему эти символы относятся. Остин считает: многие фразы, рассматриваемые час­то как высказывания, вообще не должны рассматриваться как истинные или 2 How to ѕ^//Proceedings of the Aristotelian Society, 19521953, v. 1Щ, pp. 3 Other Minds, p. 135.

4 Там же, p. 137.

5 Там же, p. 140ff.

6 Там же, p. 142.

7 Там же, p. 146ff.

8 Truth // Proceedings of the Anstotelian Society, Suppl. Vol. XXIV, 1950, pp. 111134.

9 Там же, р. 116.

ложные, как, например, «формулы в исчислении... определения... исполни­тельные фразы... оценочные суждения... [или] цитаты из литературных про­изведений».10 Признание этого факта дает возможность избежать многих зат­руднений в теории истины.

Другая проблема, стоявшая в центре внимания Остина, — возможность познания «чужих сознаний» и его отражение в языке. Остин надеялся, что в результате его деятельности возникнет новая дисциплина, являющаяся сим­биозом философии и лингвистики, — «лингвистическая феноменология». Он полагал, что познание сознания других людей включает особые проблемы, но, подобно познанию любого другого вида, оно основывается на предшеству­ющем опыте и на личных наблюдениях.





Предположение о том, что это позна­ние переходит от физических признаков к фактам сознания, ошибочно.11 Ос­тин считает, что вера в существование сознания других людей естественна, обоснований требует сомнение в этом. Сомневаться в этом только на основа­нии того, что мы не способны «самонаблюдать» восприятия других людей, значит идти по ложному следу, ибо дело здесь попросту в том, что, хотя мы сами и не наблюдаем чувств других людей, мы очень часто знаем их. Важное место в ранних работах Остина занимает введение понятий перформативиого u констатирующего высказываний, которое он рассматрива­ет как очередной шаг в развитии логических представлений о границе между осмысленными и бессмысленными высказываниями. Под первым он понимал высказывание, являющееся исполнением некоторого действия («Я обещаю, что...»), под вторым — дескриптивное высказывание, способное быть истин­ным или ложным. В дальнейшем эти идеи были преобразованы в теорию ре­чевых актов (speech act theory). В целостном виде они были изложены Ости­ном в курсе лекций под названием «How To Do Things With Words», прочитан­ном в Гарвардском университете в 1955 г. Единый речевой акт представляется Остину трехуровневым образованием. Речевой акт в отношении к используе­мым в его ходе языковым средствам выступает как локутивный акт; в отно­шении к манифестируемой цели и ряду условий его осуществления — как иллокутивный акт; в отношении к своим результатам — как перлокутивный акт. Главным новшеством Остина в этой схеме является понятие иллоку­ции, т. к. локуцией всегда занималась семантика, а перлокуция была объектом изучения риторики. Остин не дает точного определения понятию «иллоку­тивный акт». Он только приводит для них примеры13 — вопрос, ответ, инфор 10 Гам же, р. 131.

11 Other Minds,?. 147ff.

12 Гам же, p. 158ff.

13 How To Do Things With Words. Oxford. Clarendon Press, 1962, p. 8.

ммрование, уверение, предупреждение, назначение, критика и т. п. Остин пытается обнаружить отличительные признаки иллокуции. В дальнейшем Стросон Ф. свел замечания Остина к четырем признакам, из которых главны­ми являются признаки целенаправленности и конвенционалъности. Остин считал, что в отличие от локутивного в иллокутивном акте конвенции не яв­ляются собственно языковыми. Однако ему не удалось объяснить, в чем состо­ят эти конвенции. Остину принадлежит и первая классификация иллокутив­ных актов. Он полагал, что для этой цели нужно собрать и классифицировать глаголы, которые обозначают действия, производимые при говорении, и мо­гут использоваться для экспликации силы высказывания, — иллокутивные гла­голы. С точки зрения современного уровня развития лексической семантики классификация Остина выглядит довольно грубым приближением к сложной структуре данного объекта исследования. Теория «речевых актов» оказала большое влияние на современную лингвистику и логику (т. н. иллокутивная логикаг трактующая речевые акты как интенциональные действия говоря­щего).

Библиография 1. Are There A Priory Concepts // Proceedings of the Aristotelian Society, 1939, v. XVIII, pp. 83105.

2. A Plea for Excuses // Proceedings of the Aristotelian Society, 19561957, v. LVII, pp. 30.

3. Ifs and Cans. London: Oxford University Press, 1956.

4. Philosophical papers. Oxford. Clarendon Press, 1961.

5. Sense and Sensibilia. Oxford. Clarendon Press, 1962.

6. How To Do Things With Words. Oxford. Clarendon Press, 1962.

7. Чужое сознание // Философия, логика, язык. M.: Прогресс, 1987, ce. 4896.

8. Слово как действие //Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. М.: Прогресс, 1989, ее. 22129.

9. Значение слова //Аналитическая философия: Избранные тексты. М.: Издво МГУ, 1993, се. 105120.

10. Истина //Аналитическая философия: Становление и развитие (антология). М.: Дом интеллектуальной книги, ПрогрессТрадиция, 1998, се. 174191.

11. (об Остине) Хилл Т. И. Теории познания. Пер. с англ. М., 1965, се. 489492.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 22 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.