WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 37 |

ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ

А.Н.РОМАНИН

ОСНОВЫ ПСИХОТЕРАПИИ

Рекомендовано

Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов педагогических вузов по специальности 020400 психология

УДК 159.9

ББК 53.57я73

Р69

Рецензенты.

зав. кафедрой психологии МПГУ, доктор психологических наук, профессор Б. А. Сосповский; доктор психологических наук, профессор В. И. Петрушин.

Романин А.Н.

Р 69 Основы психотерапии: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. за­ведений. М.: Издательский центр «Академия», 1999. 208 с. ISBN 5769504188 В пособии представлены классические направления немедицинской психо­терапии: психоанализ, поведенческая, телесная психотерапия, гештальттерапия, трансакционный анализ и другие.

В практикуме даны упражнения для индивидуальных и групповых занятий. Книга, адресованная студентам педагогических вузов, может быть также полезна учащимся педколледжей, педагогам, практическим психологам, соци­альным работникам.

ВВЕДЕНИЕ Знание основ психотерапии необходимо каждому культурно­му человеку. А представителям профессий, главная задача кото­рых работа с людьми, педагогам, социальным работникам, юристам эти знания профессионально необходимы. Они помо­гают лучше понимать и оценивать свои и чужие поступки и пси­хические состояния, причины которых не всегда лежат на по­верхности и не всегда на самом деле таковы, какими нам пред­ставляются.

Важно не просто понимать, но и правильно действовать, кор­ректировать в случае необходимости свое и чужое поведение. Это не так просто, как кажется на первый взгляд. Иначе мы давно бы расстались с мешающими нам и другим привычками.

Одна из задач психотерапии обучение людей способам пове­дения, которые помогут им успешнее решать и по возможности не создавать личные и межличностные проблемы.

Опытный психотерапевт часто сразу видит ошибочные дейст­вия, порождающие и усугубляющие проблемы, которые его кли­ентам кажутся возникающими сами по себе или по вине других людей и обстоятельств.

Иногда человек на уровне сознания вполне понимает, что нуж­но делать в угнетающей его ситуации, но не может найти в себе сил и решительности для этих действий, предпочитая смириться с ситуацией как непреодолимой.

Психотерапевт, практический психолог должны уметь отличить ситуацию, объективно неразрешимую (по крайней мере, собствен­ными усилиями), от ситуации, которую данный человек принимает за неразрешимую, снимая с себя ответственность за принятие реше­ний и действия по ее преодолению. Одновременно психотерапевт должен уметь четко отличать случаи, входящие в его компетенцию, от случаев, с которыми данный индивид должен быть направлен к психиатру с подозрением на психическое заболевание.

В настоящее время в США, Германии и ряде других высоко­развитых странах четко разделились немедицинская и медицин­ская психотерапия.

Медицинская психотерапия касается в основном работы с пси­хически здоровыми пациентами медицинских учреждений и является более углубленным продолжением медицинской психологии и деонтологии. Готовят таких специалистов на медицинских фа­культетах университетов, и в дальнейшем они входят в проф­союзы и ассоциации врачей.

Немедицинской психотерапией занимаются выпускники пси­хологических, а в США и философских факультетов (там филосо­фия понимается не только в глобальном, но и в индивидуальномировоззренческом плане).

С больными, у которых диагностировано психическое забо­левание, алкоголиками, наркоманами, «суицидниками» психо­терапевт не имеет права работать без разрешения лечащего вра­ча (психиатра, нарколога), который может «делегировать» пси­хотерапевту часть реабилитации, связанную с психологической поддержкой больного и его родственников.

В большинстве случаев лица с психическими заболеваниями видны «невооруженным глазом» в первую очередь по явной не­адекватности реагирования на ситуации, слова и действия других людей. Однако бывают так называемые пограничные состояния («блуждающие» между нормой и патологией).

Во всех случаях сомнений психотерапевт обязан направить та­кого больного к психиатру или сам обратиться к нему за консуль­тацией. Это исключительно важно, так как психотерапевтический и психиатрический подходы принципиально различны.



Принципиальная разница между психиатром и психотерапев­том выглядит следующим образом.

Психиатр работает с пассивным объектом, к сознанию которо­го обращаться бесполезно, и поэтому применяет такие «хирурги­ческие» методы, как достаточно сильное медикаментозное воз­действие, электрошок, различные техники гипноза и т.п.

Разумеется, речь идет о принципиальной схеме. Отдельные ме­тоды активизации личности психически больных применяются, например, в СанктПетербургском психоневрологическом инсти­туте им. В.М.Бехтерева, где больные оказывают посильную по­мощь другим больным.

Но в принципе психиатр работает с пациентом (в переводе с латинского терпящим), то есть с пассивным (в смысле его уча­стия в лечении) объектом, тогда как психотерапевт работает с клиентом, субъектом, то есть активным участником лечения, все более пробуждая его активность и самостоятельность.

Психотерапевт использует принципиально другой подход, «втягивая» клиента (а не пациента, как психиатр) в творческое сотрудничество, стараясь найти и показать ему его собственные внутренние резервы для преодоления нежелательных ситуаций, состояний и манер поведения.

К психиатру пациент редко обращается сам его или приводят родственники или доставляют после припадка или другого опас­ного для него и окружающих проявления болезни. К психотера­певту во всех цивилизованных странах никто не стесняется сам обратиться за советом и помощью в преодолении угнетающих его психических состояний. Такие состояния периодически бывают у любого здорового человека, и в тех случаях, когда он сам не мо­жет справиться с ними или хотел бы просто посоветоваться, он, не смущаясь, обращается к специалисту.

К сожалению, изза отсутствия в нашем обществе психотера­певтической культуры многие стесняются обратиться со своими проблемами не только к психотерапевту, но и к практическому психологу, считая, что это сразу относит их в разряд психически ненормальных людей.

Именно в силу этого индивидуальные и семейные проблемы, которые могли быть легко решены на начальном этапе, усугубля­ются, становясь все более трудно преодолимыми.

Важнейшим условием эффективного взаимодействия психоте­рапевта с клиентом является активное желание клиента к преодо­лению того, что ему мешает, сотрудничества с психотерапевтом, а не перекладывание ответственности на него.

Если такое желание пока недостаточно выражено, психотера­певт должен сделать его четким, осознанным и устойчивым, разъ­яснив клиенту, что именно это является необходимым условием решения его проблемы. Всем известно, что, например, лечение алкоголиков бесполезно, пока у них самих не возникает актив­ное желание избавиться от недуга.

Для эффективного сотрудничества важно убедить клиента, что вы вместе будете бороться не с какойто манерой его поведения (которую он, возможно, оправдывает, особенно в семейных кон­фликтах), а с тем страданием, которое ему же и его близким дос­тавляет эта манера поведения.

Разумеется, активность, «субъектность» клиента в психотера­пии тоже лишь принципиальная схема, постоянно присутствую­щая цель. В процессе же самой терапии субъект, периодически подвергаясь определенным приемам воздействия, становится объ­ектом воздействия.

Например, при обучении аутогенной тренировке и другим ви­дам психорегуляции клиент периодически должен пассивно и вни­мательно воспринимать воздействие. Но он это должен делать соз­нательно, по своей воле и когда это нужно для процесса терапии. Если же он при желании не может перейти из пассивного состояния объекта к активности субъекта, то это и становится главным пред­метом заботы психотерапевта, заставляя его искать, вовлекая в этот поиск самого клиента, приемы активизации его ресурсов самостоя­тельности, без которой вся остальная работа обречена на неудачу. При этом клиент может соглашаться с правильными советами и даже с тем, что его поведение ему же мешает и это нужно изменить, но реально не предпринимает в этом направлении никаких дейст­вий. Например, человек, оставаясь совершенно самостоятельным и независимым в различных жизненных ситуациях и делах, не в со­стоянии решить проблему курения или переедания.

В какойто мере понимание вредности своего поведения, не­обходимости его исправить и при этом полное бездействие пе­риодически присутствует в каждом из нас. Опасно, когда это становится постоянной жизненной позицией, как, например, у Обломова, хотя его оппонент «механизированный» Штольц не вызывает симпатии.





Психотерапевт должен избегать крайностей в своих рекомен­дациях и если мы здесь приводим противопоставление субъекта и объекта, то лишь как наглядную схему их крайних воплощений.

В реальной жизни в каждом человеке в разное время присутст­вуют элементы того и другого важно их соотношение, невоз­можно да и нецелесообразно все время быть активным и озабо­ченным ответственностью; важно не уйти в пассивность и безот­ветственность как в устойчивую жизненную позицию, из которой уже не вынырнуть, даже когда объективно есть все возможности самостоятельно решить жизненную проблему.

У человека появляется ощущение бессмысленности усилий, предпринимаемых для достижения определенных целей, которые начинают ему казаться нестоящими этих усилий. Иногда такое оправдание бездействия вообще приводит к потере смысла жизни. Интересно, что это часто встречается у вполне разумных людей, не имеющих очевидных жизненных трагедий и несчастий (более серь­езных, чем у большинства), кроме одного, но самого главного по­тери смысла жизни! Такое чувство бессмысленности жизни может возникнуть не только при отсутствии перспективы, но и при жестко заданной, спланированной за человека перспективе.

Это ощущение может быть одинаково сильным в любых мас­штабах: как в государственных (в основном в тоталитарных госу­дарствах), так и в семейных и индивидуальных, когда свобода личности подавлена зависимостью от традиций, законов, обстоя­тельств, людей. Причем зависимость может не быть объективной, реальной, а существовать лишь в представлении индивидуума, но от этого она не становится менее сильной.

Классическим примером являются такие зависимости, как нар­комания и алкоголизм, которые даже умного и разносторонне одаренного человека делают «одномерным». Эти пагубные зави­симости сначала отодвигают на второй план, а затем и почти полностью вытесняют все другие интересы, мысли, чувства, кроме стремления к удовлетворению данной потребности или пережива­ния по поводу своей болезни. Исчезает интерес к семье, работе, другим увлечениям.

Аналогичная деформация и разрушение «гештальта» (струк­туры, целостного образа) нормальной жизни происходит и при других (иногда менее очевидных) зависимостях, неврозах и на­вязчивых состояниях, которые в той или иной мере периодиче­ски появляются у любого нормального человека (любовь, рев­ность, преувеличенная боязнь чеголибо или коголибо, сильное желание чтото получить или от чеголибо отделаться), важно не потерять чувства реальности, не зациклиться на этих состоя­ниях в ущерб другим сторонам жизни.

НЕВРОЗЫ И ФРУСТРАЦИЯ КАК ОБЪЕКТЫ РАБОТЫ ПСИХОТЕРАПЕВТА Психотерапевт, практический психолог, консультант, высоко­квалифицированный (по международным стандартам) социальный работник постоянно имеют дело с клиентами, страдающими невро­зами, а само страдание от этих неврозов вызывается так называе­мой фрустрацией, с которой они сами не в силах справиться.

Поэтому очень важно с самого начала занятия психотерапией разобраться с этими понятиями.

Начнем с фрустрации.

Фрустрация (от англ. frustration расстройство планов, кру­шение надежд) это состояние сильной неудовлетворенности, которое возникает, когда наши желания и стремления наталки­ваются на сопротивление, не сбываются, не оправдываются, планы срываются. Состояние фрустрации ассоциируется с психи­ческой (а если вдаваться глубже то и с психофизической) напря­женностью, сопровождается депрессивными состояниями. Можно сказать, что фрустрация это всегда страдание определенной ин­тенсивности от терпимого до практически непереносимого.

Сильная фрустрация нарушает нормальное течение психофи­зиологических процессов, негативно отражается практически на всех (познавательных, эмоциональных и пр.) процессах индиви­дуума, искажает его внутреннюю картину мира, нарушает взаи­модействие с другими людьми и окружающей средой.

Итак, фрустрация возникает, когда сильное желание, стремле­ние человека наталкивается на преграду, которая является или кажется ему непреодолимой.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 37 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.