WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 31 |

АКАДЕМИЯ НАУК АРМЯНСКОЙ ССР

ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ И ПРАВА

К.А.СВАСЬЯН

ПРОБЛЕМА СИМВОЛА В СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФИИ

(Критика и анализ)

ИЗДАТЕЛЬСТВО АН АРМЯНСКОЙ ССР

FPRRAU 1980

ЕРЕВАН

1ФБ индекс ББК87.3В02 С24

Отв. редактор доктор философских наук А. В. ГУЛЫГА Книгу рекомендовали к печати:

доктора философских наук Ю. Н. СЕМЕНОВ, Н. С. ЮДИНА.

Свасьян, К. А.

С24 Проблема символа в современной философии :| (Критика и анализ). Отв. ред. А. В. Гулыга.—Ер.:| Издво АН АрмССР, 1980. с. 226. | Монография посвящена исследованию одной из акту·| альных проблем современной философии—проблеме символа· Первая часть ее содержит критический анализ двух влня! тельных и симптоматичных концепций символа в западной философии, представленных учениями Бергсона и Кассир?! ра. Во второй части сделана попытка разрешения основноЦ антиномии символа, выражающейся в крайностях «интуиД тивизма» и «формализма». Символ раскрывается здесь Kafl диалектическое единство формосодержания, не сводимое л отдельности ни к форме, ни к содержанию. В этой связм исследуется учение Гёте о протофеномене, не освещенное еще в нашей литературе. Работа рассчитана на широкий круг читателей, интеря сующихся историей западноевропейской философской мысли| С 17— 703 (02)80 (с) Издательство АН Армянской ССР. 1980.

1 ФБ ББК 87.3 BO'J ГОС. ПУБЛИЧНАЯ БИБЛ.ИОТ" · · Лд®1нгр Ю. ПУБЛИЧНАЯ •у БИБЛИОТЕКА у Л Л^н·рУУ^| ОТ РЕДАКТОРА Появление новой работы о символе следует толь­ко приветствовать. Фундаментальный труд московского профессора А. Ф. Лосева «Проблема символа и реа­листическое искусство» (М. 1976) показал значение проблемы, привлек к ней внимание, исчерпывающе ос­ветил ряд аспектов и побудил к дальнейшим исследо­ваниям. Молодой ереванский ученый как бы принимает эстафету из рук старейшего патриарха советской фило­софии.

Проблему символа в современном ее виде поста­вил поздний Кант, автор «Критики способности суж­дения». Если в «Критике чистого разума» речь идет только о «символических конструкциях», применяемых в математике, то третья «Критика» содержит более глубокий подход к делу. В § 59 Кант говорит о том, что интуитивный способ представления возможен либо как схема, либо как символ. Схема (в кантовском пони­мании)—это адекватное зримое воспроизведение рас­судочного понятия. Символ же возникает при попытке наглядно изобразить деятельность разума, «когда под понятие, которое мыслится только разумом и которому не может соответствовать никакое чувственное созер­цание, подводится такое созерцание». Символ осущест­вляет неосуществимое. Он дает лишь косвенное изоб­ражение понятия посредством некоторой аналогии. Так, монархическое государство, говорит Кант, можно представить себе как одушевленное тело, если оно уп­равляется по внутренним народным законам, или же как машину, если оно управляется отдельной абсолют­ной волей. Хотя между деспотическим государством и ручной мельницей нет никакого сходства, сходство есть между правилами рефлексии о них и их каузальности.

Так и красота, по Канту, выступает как символ нрав­ственно доброго.

И еще один параграф «Критики способности суж­дения» важен для понимания проблемы, хотя речь о символе в нем не идет. § 77 трактует о возможности интуитивного рассудка, который схватывает общее в единстве с особенным. Такого вида познание применимо там, где мы имеем дело с активным целеполаганием. Это сфера поведения человека и его культуры. Схемам здесь нет места, ибо они суть полуфабрикаты дискур­сивного рассудка. Интуиция неизбежно должна· при­нять здесь форму символа.

Размышляя о символе. Кант вынужден был признать, что «до сих пор этот вопрос еще мало раз­работан». В дальнейшем проблема привлекла присталь­ное внимание мыслителей. Что при этом произошло, какие отсюда следуют выводы, об этом рассказывает книга «Проблема символа в современной философии». Рекомендуя ее читателю, я искренне ему завидую:

первое чтение таит в себе особое удовольствие, радость знакомства, которой лишен тот, кто уже хорошо знает текст.



Профессор А. В. ГУЛЫ ГА ПРЕДИСЛОВИЕ Термин «символ» долгое время не употреблялся в нашей научной литературе в адекватном ему значении. Его замещали слова тупа «образ», «знак», «метафора»;

в ряде случаев использовались термины' «сравнение», «аллегория», иногда «тип»; все это, бесспорно, не всег­да способствовало (а зачастую даже вредило) точной и объективной разработке ряда научных проблем. В своей недавно вышедшей монографии «Проблема сим­вола и реалистическое искусство» А. Ф. Лосев указы­вает между прочим на следующую причину выпадения этого термина из словаря советских ученых. Термин «символ» был скомпрометирован плехановской теорией иероглифов, ниспровергнутой В. И. Лениным, после чего «к «символу» во многих кругах установилось не­брежное, а лучше сказать, прямо отрицательное отно­шение»1. Следует однако отметить, что пренебрежение к термину, вызванное субъективноидеалистической интерпретацией его, по меньшей мере выглядит стран­но. Если следовать этой логике, мы должны наверняка отказаться и от других терминов. Почему, в самом деле, мы не исключаем из нашего научного обихода термин «идея»? Ведь он явно идеалистического происхождения (Платон) и «скомпрометирован» сотни раз самыми раз­личными философами идеализма. Не говоря уже о философии, какое опустошение произвела бы подобная логика, скажем,, в математике, получив сведения о том, что числовая символика этой науки применялась, ска­жем, каббалистами! Ленинская критика направлена против одной субъективноидеалистической концепции;

относительно самих символов В. И. Ленин говорил, что «против них вообще ничего иметь нельзя»2. Отсюда вы­текает, что термин сам по себе нейтрален; активность его определяется в тех или иных методических построе­ниях, и критиковать его вне этих построений значит критиковать порождение собственной фантазии.

С другой стороны, объективный анализ показыва­ет. что в постановке и разработке философских, мето­дологических, эстетических, искусствоведческих и—в широком смысле—культурных проблем просто невоз­можно обойтись без термина «символ» в адекватном ему значении. Одной из «самых, очередных и 'насущных проблем» называет проблему символа А. Ф. Лосев3. Можно прибавить, что нигде насущность эта не прояв­ляется так остро и безусловно, как в философии куль­туры.

Но философу, прежде чем приступить к положи­тельной разработке проблемы «символа», придется еще пройти нелегкий путь критического осмысления и освоения тех концепций «символа», которые—за годы молчания о нем в советской литературе—возникли на Западе. Перечислим важнейшие из них: «Философия символических форм» Э. Кассирера, учение о символе А. Уайтхеда, символическая или «глубинная психоло­гия» К,.—Г. Юнга, герменевтическая символология М. Хайдеггера, «метафорический символизм» С. Лангер. Понятие символа играет существенную роль и во мно­гих других течениях современной западной филосо­фии; оно, в частности, используется для стыковки раз­личных доминионов культуры (см., например, блестя­щее исследование Эрвина Панофского о «перспективе как символической форме», где модификации концеп­ции пространства от античности до современности рассматриваются в своей символической зависимости от мировоззренческих предпосылок различных эпох). Подробный критический анализ всех этих направлений выходит за рамки настоящей работы, имеющей проб­лемный, а не историческиобзорный характер; лишь в случае необходимости мы будем прибегать к нему, ограничившись в основном анализом двух концепций символа (II глава); в остальном же он должен будет невыявленно, имплицитно или «снято» присутствовать в тексте, обусловливая так или, иначе его положитель­ную направленность.

И еще: несколько замечаний о построении предла­ гаемой работы. Собственно философский анализ сим­вола—тема в определенном смысле производная и следственная. Цело в том, что универсальность симво­ла, его радикальная значимость во всех доминионах. культуры вынуждает рассматривать его как всеобъем­лющую категорию культуры. Символ есть категория культуры в принципиальном, т. е. изначальном смысле.. Отсюда становится понятным, что всякая методологи­ческая проработка его должна осуществляться не в·· самодостаточности чисто логической сферы, но на фонеего культурной значимости; он есть не только исход­ный, но и конечный пункт кулыуры; философский ана­лиз его, стало быть, возможен."ишь через предвари­тельное прояснение его культурного статуса.





Этими соображениями и внушена композиция на­стоящей работы. Метод ее идет не от элементов к комп­лексу, но от комплекса к элементам. Философия, логи­ка, методология суть элементы культуры. Сама воз­можность строго методологических операций над поня­тием символа обусловлена широким культурным фоном. этого понятия, ибо мы ни о чем не смогли бы философ­ски предицировать символ, не обладай он культурной значимостью. И здесь вырастает первое определениесимвола, оправдывающее если не цель книги, то—noменьшей мере—ее композицию: символ есть синтетиче­ское суждение, где предикатспецификация присоеди­няется к субъектуфилософии и где связь субъекта и. предиката предопределена их первоположенной куль­турной значимостью.

ПРОБЛЕМА СИМВОЛА В СВЕТЕ ФИЛОСОФИИ КУЛЬТУРЫ «Самое высокое было бы понять, что все фактиче­ское есть уже теория: синева неба раскрывает нам ос­новной закон хроматики. Не нужно только ничего ис,кать за феноменами. Они сами составляют учение»'. Можно, конечно, поразному истолковывать эти слова Гёте; многосмысленность их несомненна: эмпирист, ак­центируя слово «фактическое», усмотрит в них подтвер­ждение своей позиции, но равным образом поступит и рационалист, выделяя слово «теория»,—в борьбе за наследие Гёте подобное случалось не раз, и. посвоему оказывались правы какэмпиристы, так и рационалисты, но и только посвоему,, ибо в философии не в меньшей степени, чем в музыке, «c'est Ie ton qui fait la musique» («музыку делает тон»). Очевидно, впрочем, что фраза Гёте не может быть полностью сведена к той или иной интерпретации; оправдывая их в известной степе­ни, она не делится на них без остатка. Но что это за остаток? Тщетно будет изыскивать его интерпретатор;

сколько бы он ни дробил стороны многоугольника, последний не явит ему искомый круг, и ему останется обратиться к великому немцу словами другого вели­кого поэтафилософа, его соотечественника: «Ты это знаешь, но ты этого не говоришь».

Приведенные слова Гёте имеют для настоящей работы ключевое значение. Опыту их прояснения и бу­дет в значительной степени посвящен этот очерк. Но сейчас, в самом начале его, нам хотелось бы заострить внимание не на специально философском смысле изре­чения Гёте, но на смысле более общем, «фоновом», культурфилософском. «Все фактическое есть уже тео­рия»... Очевиден чисто человеческий смысл этих слов, и в известной мере он—принципиально человеческий. Ибо как бы мы ни характеризовали человека во всем многоразличии его проявлений, многоразличие это явит нам именно проявления, вся пестрота которых будет сдерживаться единособирающим фокусом некоего начала; будет ли это homo faber или homo sapiens, homo ludens или homo edax—несомненно одно: он есть «животное по природе'своей общественное» и, будучи таковым, он безусловно вычленен из чистой природной бытийности и противопоставлен ей неограниченным ансамблем духовных возможностей. Можно спорить о способах применения этих возможностей, об их, так сказать, модусе действования: сводятся ли они к под­чинению паче повелевания, как полагал Ф. Бекон, или к «симпатизированию», как возражал ему Бергсон,— вопросы эти, при всей своей взаимной непримиримости, согласно подчеркивают указанную ситуацию: противопоставленность человека природе.

Но что это значит? В чем заключается эта противопоставленность? Из многочисленных ответов мы вы­берем ответ поэтический, и не потому, что существую­щие научные ответы не удовлетворяют нас по какимлибо причинам; как раз напротив: выбранный нами от­вет вполне гармонирует с доводами науки, и выбор наш мотивируется предельной яркостью и выразительностью его. Речь идёт о Восьмой Дуинской Элегии Рильке, ри­сующей нам—на грани словесных потенций—антитезу человека и зверя в природе.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 31 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.