WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 |

Сааринен Э.

О МЕТАТЕОРИИ И МЕТОДОЛОГИИ СЕМАНТИКИ* Сегодняшняя семантика – это область, в которой гораздо больше конкурирующих теорий, чем бесспорных результатов и обобщений. В семантике мы сталкиваемся с широким спектром соперничающих идей, взаимосвязи которых остаются в большой степени неисследованными. Сравнение теорий – жанр, не слиш­ком распространенный в современной семантике; каждый исследо­ватель работает в рамках своего концептуального аппарата, и обсуждение „чужих" подходов если и присутствует, то больше напоминает партизанскую войну, которая ведется с фиксирован­ного командного пункта, чем настоящее метатеоретизирование, которое ищет общую цель. По моему ощущению, при нынешнем состоянии дел в семантике налицо потребность именно в такой семантической метатеории. В данной статье я попытаюсь сделать несколько шагов в этом направлении.

В семантике сегодня можно выделить по меньшей мере девять различных подходов. Я представлю обзор всех этих подходов, дополненный некоторыми метатеоретическими комментариями, а затем, во втором разделе, перейду к формулированию более об­щих выводов, вытекающих из нашего обсуждения.

I.

(I) Трансляционная семантика. Идея трансляци­онной семантики, понимаемой в духе Катцwа (Кatz, 1972; Katz and Postal, 1964), заключается в том, чтобы построить отобра­жение исследуемого языка посредством некоторого подходящего языка с четкой структурой. Таким образом, фундаментом для построения семантики призван служить язык маркеров (Markerese), средствами которого выражаются семантические репрезен­тации. Понимание, скажем, того или иного предложения состояло бы в умении построить его перевод на язык маркеров.

* Esa Sааrinеn. On the Metatheory and Methodology of Semantics. Uni­versity of Helsinki. Preprint. © 1985 by Esa Saarinen.

Трансляционная семантика подверглась резкой критике по целому ряду причин (Lewis, 1972; LePore and Loewer, 1981). Указывалось, например, что если человек правильно пере­водит предложение данного языка некоторым предложением дру­гого языка (и при этом знает, что перевод не меняет значения оригинала), то из этого еще не следует, что он понимает – в лю­бом разумном смысле этого слова – предложения исходного язы­ка. Точно так же отмечалось, что если в нашем распоряжении имеется некое пособие по переводу, то из этого еще не следует, что мы умеем устанавливать связь между рассматриваемым язы­ком и внешним миром, – возможно, что мы умеем связывать наш язык лишь с некоторым другим языком, но не с фрагментами внешней действительности. (Нет никаких гарантий, что сущест­вует связующее звено между языком маркеров и миром.) Неясно, стало быть, как могли бы мы узнать условия истинности предло­жений исходного языка даже и в том случае, когда в нашем рас­поряжении была бы соответствующая процедура перевода на язык маркеров.

Несмотря на эту критику, фактом остается то, что трансляци­онная семантика предоставила естественный концептуальный ап­парат для анализа значений слов (противопоставленного анализу значений текстов и предложений). В самом деле, трансляционная семантика остается одним из немногих достижений в данной об­ласти; хорошо известно, что, например, теоретикомодельная се­мантика фактически не касается значений слов.

Все это наводит на следующее соображение метатеоретического характера, иллюстрирующее в то же время то направление проблематизации семантики, в котором я собираюсь продвигать­ся в данной статье: каким образом можно осуществить скольконибудь плодотворное сравнение двух семантических теорий, отно­сящихся к различным областям семантики? Как теоретикомо­дельная семантика могла бы положить на лопатки трансляцион­ную семантику, если все лучшее, что сделано в анализе значений слов, сделано в терминах семантических маркеров, введенных трансляционной семантикой? Могло бы показаться, что единст­венное, что мог бы предпринять теоретикомодельный семантик для оправдания своей позиции, – это объявить семантику слова „относительно несущественной". Но ясно, что такое заявление свидетельствовало бы скорее о субъективном научном вкусе дан­ного исследователя, чем о какойлибо основательно аргументиро­ванной позиции.



(II) В основе теоретикомодельной семантики лежат некоторые ключевые идеи современной логики. Как и в ма тематической теории моделей для логического языка, здесь речь идет о строго определенном отношении соответствия между объ­ектным языком и некоторой подходящей теоретикомножест­венной сущностью. Таким образом, естественный язык трактует­ся как формальный – эта идея нашла отражение в названии пло­дотворной статьи Ричарда Монтегю „Английский язык как фор­мальный". (См. также многие статьи в Montague, 1974; Le­wis, 1970; Partee, 1976.) При анализе базового отношения M|=tS (“S истинно в М от­носительно параметра”) перед исследователем сразу же встают три вопроса: а) Каким образом определить семантические пра­вила, задающие основное семантическое отношение как функцию синтаксической структуры предложения S (в предположении, что уже имеется семантическая интерпретация для составных частей предложения)? б) Какие параметры включить в „f”? Следует от­метить, что вся затея может стать тривиальной, если зависимость истинности от множества параметров задать слишком лобовым образом или если включить в t слишком много параметров.

в) Насколько богатую структуру предусмотреть для М? Имен­но здесь наиболее непосредственным образом в игру вступают философские концепции: в зависимости от своих общих онтологи­ческих взглядов исследователь будет вынужден занять здесь одну из нескольких совершенно различных позиций. Например, явля­ется ли „событие" достаточно ясной сущностью, чтобы включить его в онтологию в качестве одной из основных единиц? Модели, с которыми чувствует себя вправе оперировать исследователь, будут различаться в зависимости от его общих философских убеждений (имплицитных или эксплицитных). Если учесть, что в данном подходе модели играют роль действительности, то выбор структуры моделей приобретает решающее значение. (Заметим в этой связи, что знаменитая „ситуационная семантика" Барвайса и Перри, в сущности, не что иное, как один из возможных вари­антов теоретикомодельной семантики, в основе которой лежит такое понятие модели, которое больше соответствует идее „ситуа­ции”””, чем идее „возможного мира". Ср. Barwise, 1981; Barwise and Perry, 1983.) Теоретикомодельная семантика оказала огромное влияние на изучение естественного языка. Как бы ни назвать этот подход „грамматикой Монтегю" или „семантикой возможных миров", – он должен занять видное место среди наиболее выдающихся в ин­теллектуальном отношении достижений в гуманитарных науках нашего времени. И тем не менее остается нерешенным ряд важ­ных проблем, которые я сейчас попытаюсь изложить в метатеоретических терминах.

Понятие языка в теоретикомодельной семантике носит столь абстрактный характер, что о естественном описании процесса по­нимания естественного языка или других психологических фено­менов, связанных с языковым значением, говорить, повидимому, не приходится. Что касается абстрактных данных, относящихся к условиям истинности и другим отношениям референции, то здесь теоретикомодельная семантика имеет на своем счету впечатляю­щие результаты. Но для исследователя семантики с более психо­логической ориентацией (такого, например, как Филип ДжонсонЛеерд: JohnsonLaird, 1982, 1983) абстрактные условия ис­тинности несущественны – для него ключевые вопросы касаются психологических механизмов, действующих в области языкового понимания и „вычисления" значения. И опять же, постановка проблемы в таких терминах не слишком обнадеживает: как мог­ли бы мы продвинуться в сравнении теорий, если в основе этих теорий лежат разные базы данных? И кроме того, чем нам руко­водствоваться при решении вопроса о том, имеют ли феномены психологической природы решающее значение для семантики? Именно такого рода метатеоретические проблемы приобретают сегодня в семантике наибольшую актуальность.

(III) Теоретикоистинностная семантика связана с именем Дональда Дэвидсона. (См. статьи, собранные в David­son, 1984.)* Основываясь на идеях Тарского (Tarski, 1956), Дэвидсон разработал программу, согласно которой теорией зна­чения для языка является конечно аксиоматизируемая теория истинности предложений этого языка. Суть дела здесь в том, что речь идет об истинности в действительном мире, а не об истинно­сти в модели, как это было в теоретикомодельной семантике.





Повидимому, семантическая программа Дэвидсона представ­ляет в основном философский интерес. Она проливает свет на общую природу языка и общетеоретический статус значения в ис­следовании языка. Однако эта программа не привела к результа­там, удовлетворяющим критериям, которые имеют значение для исследователя с более лингвистической ориентацией. (Так, напри­мер, в авторитетном двухтомном учебнике Джона Лайонза „Се­мантика" Дэвидсон упоминается лишь однажды на протяжении девятисот страниц, да и то в сноске.) Острие критики дэвидсоновской программы направлено также и на ее философские достоинства и недостатки. Например, Майкл Даммит (Dummett, 1976) утверждает, что ключевые идеи * См. также статью Д. Дэвидсона „Истина и значение" в наст, сб., с. 99. – Прим. ред.

Дэвидсона неприемлемы, поскольку они не приводят к удовлет­ворительному объяснению феномена владения языком: знание значения предложения не может сводиться к знанию его условий истинности, так как есть предложения с неопределенными усло­виями истинности. Мы не можем, утверждает Даммит, положить в основу теории значения понятие истинности, интерпретируемое в смысле объективных условий истинности; в противном случае значение становится эпистемически недоступным (трансцендент­ным).

(IV) В основе теоретикоигровой семантики лежат, с одной стороны, математическая теория игр, а с другой–теоре­тикомодельная семантика. Как и эту последнюю, теоретикоигро­вую семантику интересует отношение M|=tS. Однако, в отличие от теоретикомодальной семантики, М| =tS анализируется в тер­минах игры, которая, говоря неформально, интерпретирует пред­ложение 5 посредством процесса вычисления истинностного зна­чения, направленного от предложения как целого к его частям. Эта игра, представляющая, таким образом, нашу основную интер­претационную (семантическую) единицу, вводит в рассмотрение параметры нового вида (такие, как „память" и „информационное множество"), которые исследователь затем стремится использо­вать в семантическом анализе. Все это приводит к тому, что се­мантика становится более процессуальноориентированной. И не­удивительно, что при таком подходе поддаются трактовке анафо­рические явления, дискурсивные феномены и вообще проблемы, входящие в компетенцию семантики текста. Совершенно ясно, что такие характеристики и инструменты анализа отсутствуют в тео­ретикомодельной семантике, где любые феномены процессуаль­ного характера не могут не оставаться исключением. (См., на­пример, Hintikka, 1982a; статьи Хинтикки и других авторов BSaarinen, 1979; и Саrsоn, 1982.) Новизна теоретикоигровой семантики – если сравнивать ее с теоретикомодельной – носит относительный характер. С одной стороны, представляется, что многие интерпретационные правила теоретикоигровой семантики нетрудно перефразировать в терми­нах рекурсивных определений истинности. (Ср. Peacockе, 1979, 1983.) Однако в некоторых случаях теоретикоигровой аппарат приводит, повидимому, к более естественной терминологии ана­лиза семантических феноменов, чем аппарат теоретикомодельной семантики, основным инструментом которой является рекурсив­ное определение истинности.

Но даже и в этих случаях статус теоретикоигровой семанти­ки как концептуального аппарата анализа естественного языка напоминает статус игровой семантики в математической логике. А там, скажем, игровые кванторы естественнее считать расшире­нием теоретикомодельной семантики, чем конкурирующей с ней альтернативой. Иными словами, хотя феномены, связанные с дис­курсом, в теоретикоигровой семантике доступнее для анализа, чем в традиционном теоретикомодельном подходе с его рекур­сивным определением истинности, это вряд ли свидетельствует о какомтото общетеоретическом превосходстве теоретикоигровой се­мантики над теоретикомодельной.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.