WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

В защиту своей позиции ученые приводят аргумент, что необходимость в задержании зачастую возникает, когда уголовного дела еще нет, поскольку сам факт задержания служит сигналом о преступлении. В таких ситуациях задержание – это непосредственная реакция компетентного органа на обнаружение им преступления.

Не будем оспаривать тот факт, что сотрудники милиции, обнаружив преступление, незамедлительно производят задержание заподозренного. Вместе с тем, следует подчеркнуть, что в таком случае осуществляется не процессуальное задержание, а физический захват, поимка лица, совершившего преступление. Поэтому авторы, полагающие обоснованным производство задержания до возбуждения уголовного дела, под ''задержанием'' понимают не что иное, как поимку лица на месте совершения преступления и доставление его в органы милиции.

Кроме того, задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, сопряжено с вторжением в сферу конституционных прав личности. Применение мер уголовнопроцессуального принуждения до возбуждения уголовного дела опасно тем, что в результате уничтожается необходимый барьер, ограждающий жизнь граждан от вмешательства органов власти [4 Савицкий В.М. Надо ли реформировать стадию возбуждения уголовного дела? // Советское государство и право. 1974. № 8. С. 56.], а их деятельность становится бесконтрольной со стороны надзирающих органов.

Значит, постановление о возбуждении уголовного дела является той отправной точкой в производстве по уголовному делу, с которой органы предварительного расследования, включив весь механизм уголовного преследования, вправе использовать жесткий, ''режущий'' инструмент в виде мер принуждения, в том числе ограничить личную свободу подозреваемого, ибо цель оправдывает средства. Эта цель – установить событие преступления и изобличить лицо, виновное в совершении преступления (ч. 2 ст. 21 УПК РФ).

II. Второе условие применения процессуального задержания связано с кругом субъектов, правомочных принимать решение об ограничении свободы подозреваемого сроком до 48 часов. В ч. 1 ст. 91 и п. 11 ст. 5 УПК РФ законодатель дал перечень органов уголовного судопроизводства, управомоченных на задержание подозреваемого. Это: орган дознания, дознаватель, следователь и прокурор. Из этого следует, что ограничить свободу подозреваемого может только орган уголовного преследования, т.е. государственный орган, чьей функцией является изобличение лица, виновного в совершении преступления. В связи с изложенным, нельзя согласиться с некоторыми процессуалистами, полагающими, что правом на задержание пользуются все должностные лица, наделенные функциями охраны общественного порядка [5 Матвиенко А.Е. Комментарий к ст. 119 // Комментарий к Уголовнопроцессуальному кодексу Белорусской ССР. Минск, 1973. С. 143; Рагинский М.Ю. Комментарий к ст. 122 УПК РСФСР // Комментарий к Уголовнопроцессуальному кодексу РСФСР. М., 1976. С. 193.].

При задержании действуют правила о подследственности уголовных дел. Поскольку все процессуальные действия по уголовному делу правомочен осуществлять тот следователь или дознаватель, в производстве которого находится дело, то и задержание подозреваемого по нему вправе осуществлять только этот орган предварительного расследования. При вынесении решения о задержании подозреваемого следует принимать во внимание предметную, территориальную и персональную подследственность.

Как известно, предметная подследственность определяет компетенцию органа предварительного расследования по виду преступления. Ст. 150 и ст. 151 УПК РФ перечисляет все статьи УК РФ, относя каждое преступление к тому или иному органу уголовного преследования. Новый УПК подошел к вопросу о предметной подследственности несколько иначе, чем УПК РСФСР. Если ст. 126 УПК РСФСР только указывала, в какой форме должно расследоваться преступление, как бы распределяя все общественно опасные деяния между следствие и дознанием, то в УПК РФ четко расписано, какой следователь или дознаватель и какого государственного органа расследует то или иное преступление. Так, ч. 2 ст. 151 УПК РФ определяет компетенцию следователей прокуратуры (пп. ''а'' п.1), ФСБ (п. 2), ОВД (п. 3) и органов налоговой полиции (п. 4).

Что касается полномочий органов дознания, законодатель проявил непоследовательность в решении данного вопроса. С одной стороны, законодатель расширил круг субъектов, осуществляющих дознание. С другой стороны, предоставив отдельным должностным лицам полномочия лишь на возбуждение уголовного дела и выполнение неотложных следственных действий, согласно буквальному толкованию ч. 3 ст. 40 УПК РФ, исключил их из числа органов дознания. В науке уголовного процесса предлагается именовать таких должностных лиц (то есть капитанов морских и речных судов, руководителей геологоразведочных партий и зимовок и глав дипломатических представительств и консульских учреждений) органами дознания эпизодической компетенции [6 Айвазова О.В. Концепция института производства неотложных следственных действий в контексте российского уголовнопроцессуального закона: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2002.].

Не вполне ясна позиция законодателя относительно содержательной части этапа выполнения неотложных следственных действий. Согласно п. 19 ст. 5 УПК РФ неотложные следственные действия – это действия, осуществляемые органом дознания после возбуждения уголовного дела, по которому производство предварительного следствия обязательно, в целях обнаружения и фиксации следов преступления, а также доказательств, требующих незамедлительного закрепления, изъятия и исследования. Выходит, что в рамках третьей формы предварительного расследования (НСД) дознаватель вправе осуществлять лишь следственные действия. Как же быть с иными процессуальными действиями, обычно сопровождающими производство следственных действий? Можно ли применять меры процессуального принуждения к подозреваемому на данном этапе расследования? По нашему мнению, в рамках производства неотложных следственных действий орган дознания вправе не только совершать действия, направленные на получение доказательств, но и выполнять иные процессуальные действия, например, признание лица потерпевшим, приобщение к уголовному делу вещественных доказательств, задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, привод свидетеля и т.д.

Территориальная подследственность ограничивает сферу деятельности органов уголовного преследования по задержанию пределами административнотерриториального района.

Если предметная и территориальная подследственность определяют, какой орган предварительного расследования исходя из административнотерриториального деления города, района вправе задерживать подозреваемых, то персональная подследственность делает исключения из этих правил. Независимо от вида преступления и места его совершения отдельные категории лиц (военнослужащие, должностные лица органов ФСБ РФ, СВР РФ, ФАПСИ РФ, ФСО РФ, ОВД РФ, Минюста РФ, налоговой полиции РФ, таможенных органов РФ, прокурор, член Совета Федерации, депутат Государственной Думы, судья Конституционного Суда РФ, судья федерального суда, мировой судья и т.д.) могут быть задержаны в качестве подозреваемых строго определенными (специальными) органами уголовного преследования.

Третье условие задержания заключается в том, что лицо может быть задержано, если оно подозревается в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы. По закону недопустимо задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание более мягкое, чем лишение свободы. Мера принуждения, считает законодатель, не может быть жестче, чем грозящее наказание. Например, если за преступление предусмотрены исправительные работы или отстранение от должности, то лицо, подозреваемое в его совершении, не может быть задержано даже при наличии к этому фактических данных. В противном случае возникнет явное несоответствие между применявшейся при расследовании мерой процессуального принуждения и назначенным судом наказанием. В связи с этим, нельзя согласиться с мнением отдельных юристов, что возможно задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, за которое законом предусмотрено наказание, не связанное с лишением свободы [7 Павлухин Л.В. К вопросу о подозреваемом в советском уголовном процессе // Развитие прав граждан СССР и усиление их охраны на современном этапе коммунистического строительства. Саратов, 1962. С. 316.] [].

В практической деятельности следователи и дознаватели, принимая решение о кратковременном ограничении свободы подозреваемого, исходят из перспективы его заключения под стражу. В научной литературе и на практике получило распространение мнение, что при задержании надо ориентироваться на санкции статей УК РФ, предусматривающих наказание в виде лишения свободы сроком свыше двух лет, поскольку именно такой срок как одно из условий ареста предусматривается в ст. 108 УПК РФ. Иначе судья не усмотрит оснований для заключения под стражу лица, задержанного за совершение преступления, наказуемого лишением свободы до двух лет [9 Кальницкий В.В. Следственные действия. Омск, 2001. С. 66.]. Мы полагаем, что к задержанию следует предъявлять требования соразмерности с видом наказания, а не с конкретными сроками лишения свободы.

Основываясь на сказанном, подчеркнем, что рассматриваемое условие процессуального задержания, с одной стороны, ограничивает право должностного лица на задержание, а с другой стороны, является одной из гарантий соразмерности применяемой меры процессуального принуждения с общественной опасностью противоправного деяния, в котором подозревается лицо, гарантией обоснованного и справедливого ограничения конституционного права личности на свободу.

Последнее, четвертое, условие задержания связано с характеристикой субъекта, подлежащего задержанию. По общему правилу задержанным может быть лицо, подозреваемое в совершении преступления и достигшее возраста уголовной ответственности. Иностранные граждане и лица без гражданства подлежат уголовнопроцессуальному задержанию на общих основаниях.

Недопустимо задержание лица, если достоверно известно, что оно страдает психическим заболеванием, например, гражданин состоит на учете в соответствующем медицинском учреждении. В случае возникновения необходимости проведения судебнопсихиатрической экспертизы в изолированных условиях стационара следователь применяет к подозреваемому, обвиняемому меру принуждения – помещение в психиатрический стационар для производства судебнопсихиатрической экспертизы (ст. 203 УПК РФ).

Согласно международному и внутригосударственному законодательству отдельные категории лиц подлежат задерживанию лишь при соблюдении рядя условий. Положение о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории СССР от 18 апреля 1961 г. [10 Указанный нормативный акт действует на территории России.] предусматривает, что глава дипломатического представительства и дипломатический персонал пользуются личной неприкосновенностью и не могут быть подвергнуты аресту и задержанию (ст. 12). Не могут быть задержаны и арестованы члены семей дипломатических представителей, проживающие с ними совместно и не являющиеся российскими гражданами (ст. 15). Консульские должностные лица подлежат задержанию при совершении ими тяжких преступлений в международноправовом значении. В соответствии с международными актами тяжким считается преступление, наказуемое лишением свободы на срок не менее пяти лет.

Высшие должностные лица международных организаций и члены их семей также обладают дипломатическим иммунитетом.

Уголовнопроцессуальный закон устанавливает особый порядок производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц РФ. Так, ст. 449 УПК РФ запрещает органам уголовного преследования задерживать члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судью федерального суда, мирового судью, прокурора, Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя, аудитора Счетной палаты РФ, Уполномоченного по правам человека в РФ, Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, за исключением случаев задержания на месте преступления.

Основания задержания подозреваемого 1. Лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения Данное основание включает два обстоятельства:

– когда лицо застигнуто при совершении преступления;

– когда лицо застигнуто непосредственно после совершения преступления.

Лицо считается застигнутым при совершении преступления, когда его обнаружили на месте происшествия при покушении на преступление либо во время совершения действий, образующих оконченное преступление.

Лицо считается застигнутым непосредственно после совершения преступления, если оно обнаружено на месте происшествия после наступления преступного результата или в ходе непрекращающегося преследования (по горячим следам).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.