WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 |

Кирилл Разлогов. Мэрилин Монро.

27 марта 1990 года произошло знаменательное для всего кинематографического мира событие: торжественная церемония присуждения премии американской киноакадемии «Оскар» впервые в истории включала телемосты в крупнейших киностолицах мира, в том числе и в Москве.

В московском киноконцертном зале «Россия» собралась избранная публика – кинозвезды, режиссеры, представители многочисленных кинематографических и телевизионных организаций.

Руководили московской частью церемонии знаменитый американский актер Джек Леммон, специально прибывший из далекой Америки, и восходящая звезда отечественного кино Наталья Негода. Именно этой паре предстояло вскрыть конверт с именем лауреата премии «Оскар» в номинации «Лучший зарубежный фильм».

В ЛосАнджелесе организаторы телемоста решили показать фрагменты из фильмов с участием Джека Леммона. Удачные и менее удачные кадры...

...И вдруг раздается шквал аплодисментов. Во фрагменте фильма «Некоторые любят погорячее», где Тони Кертис и Джек Леммон, скрываясь от преследований гангстеров, переодеваются в женские одежды, на экране появляется Мэрилин Монро и... просто проходит к вагону. Аплодисменты предназначались именно ей.

Восторженная реакция московской публики показательна по самым разным причинам. Вопервых, это естественная реакция на воплощенный миф – Мэрилин Монро с ее канонической вихляющей походкой. Вовторых, – запоздавшее восстановление справедливости: при жизни актриса не только не была удостоена премии американской киноакадемии, но и ни разу не входила в пятерку претенденток. С наградами ей вообще не везло – она лишь раз получила итальянский приз «Давид Донателло» за свою роль в картине «Принц и хористка». Профессиональное сообщество только посмертно простило ей неистовую любовь массового зрителя, человека с улицы.

Следует отметить, что этот эпизод актриса придумала сама, чтобы обратить внимание на свою героиню с первого ее появления на экране. Оказывается, у нее было чему поучиться самому Билли Уайлдеру. Предельно раздраженный необязательностью звезды, уже тогда находившейся на грани нервного срыва, он пытался охладить пыл тех, кто требовал «санкций», шутя, что мог бы пригласить сниматься свою тетушку Мод, и она всегда бы появлялась на площадке вовремя, но публика почемуто хочет видеть на экране не тетушку Мод, а Мэрилин Монро.

Звезда Норма Джин Мортенсон (по имени человека, за которым мать была замужем в момент ее рождения), Бэйкер (по первому мужу матери), Доуэрти (по своему первому мужу) превратилась в Мэрилин Монро в 1946 году при подписании контракта с киностудией «XX векФокс». По поводу этого имени ходят самые разные легенды. Наиболее распространенная из них гласит, что его изобрел Бен Лайон, бывший актер, а в середине сороковых годов – охотник за талантами. Еще не вполне осознав, на какую жемчужину он наткнулся, согласившись снять кинопробу даже без официального разрешения руководителя студии – всесильного Дэррила Занука, он чутьем угадал, что ни «Бэйкер», ни простоватая «Норма Джин» не подойдут для потенциальной толпы поклонников. Имя Мэрилин пришло в голову ему, а фамилию актриса взяла дедушкину, хотя некоторые авторы безосновательно утверждали, что в поисках псевдонима были перебраны имена нескольких президентов США, прежде чем остановились на Монро. Так возникла аббревиатура ММ – символ актерской славы.

В нашей, да и в зарубежной литературе вошло в моду ругать первые фильмы с участием Мэрилин Монро, видеть в них лишь безвкусные поделки, в которых актриса только виляет бедрами. На наш взгляд, такое упрощенное восприятие просто несправедливо, поскольку актриса завоевала зрителей прежде всего самим фактом своего присутствия на экране, своеобразным физиологическим магнетизмом. Он проявлялся независимо от длительности роли и позволял наиболее прозорливым наблюдателям инстинктивно чувствовать, что Мэрилин сделана из чисто «звездного» материала.

Первым это осознал Граучо Маркс, один из трех знаменитых комиков, которые привнесли в звуковое кино изрядно потрепанную традицию эксцентрической комедии. Картина называлась «В любви счастлив». Мэрилин играла в ней крошечный эпизод: своей игривоэкзальтированной походкой она проходила через кабинет старого циника и вызывала его бурную реакцию. Граучо тогда решил, что этому эпизоду нужна хотя бы одна реплика. Такой репликой стало символическое заявление: «Меня преследуют мужчины!».



Есть основания полагать, что Мэрилин почувствовала себя звездой, начиная с этого минутного эпизода: ведь это был более чем впечатляющий финал. Продюсер Лестер Коуэн тут же отправил актрису в рекламное турне с этой картиной, несмотря на то, что она играла там далеко не главную роль: основное – почувствовать себя героиней, а все остальное приложится.

Здесь необходимо сделать небольшое отступление. Еще до того, как Мэрилин Монро начала сниматься в кино, ее отношение к актерской профессии было чрезвычайно серьезным. Первой преподавательницей Мэрилин Монро была Наташа Лайтес, эмигрировавшая из фашистской Германии. Наташа стала покровительницей молодой актрисы, давая ей уроки драматического искусства, весьма далекие от тех голливудских традиций, в которые затем придется вживаться начинающей звезде. Позднее Мэрилин занималась в школе Михаила Чехова, а затем, став звездой первой величины, в знаменитой ньюйоркской Актерской студии под руководством Ли и Паулы Страсберг.

Многие биографы Мэрилин Монро видят в этой неистовой работе над собой лишь свидетельство комплекса неполноценности, который охватывал актрису после каждого шумного успеха. Ей хотелось серьезных ролей в классическом репертуаре. Пожалуй, нет ни одной книги о Мэрилин, где бы не упоминалась ее мечта сыграть Грушеньку из «Братьев Карамазовых» Достоевского (думается, что она сыграла бы эту героиню не хуже Марии Шелл, хотя и совершенно подругому).

На наш взгляд, дело не в комплексе неполноценности актрисы, все обстояло значительно сложнее. Оттачивая актерское мастерство, Мэрилин Монро как бы незримо вплетала его в самые тривиальные роли, придавая им то неврастеническую экзальтацию, то неожиданную психологическую глубину. Однако все это оставалось на периферии главного – того, что привлекало к Мэрилин Монро толпы поклонников.

По первым ролям действительно могло показаться, что она – лишь одна из многих сексуальных блондинок, которыми полон Голливуд. Но вот парадокс: среди фильмов, в которых актриса принимала участие, оказались и подлинно классические произведения американского кино.

В жесткий сюжет детектива «Асфальтовые джунгли» Джона Хьюстона как нельзя точнее вписывалась ее Анджела, провоцирующая мужские страсти, – не отсюда ли возникла линия, ведущая к пародии на гангстерский фильм «Некоторые любят погорячее»? А вслед за этим психологическая драма «Все о Еве» в постановке Джозефа Манкиевича. Здесь партнершами Мэрилин Монро были Бетт Дэвис, сделавшая блестящую карьеру, несмотря на «неголливудскую» внешность, и Энн Бакстер, уже тогда получившая признание. Хотя еще рано было говорить о поединке старой, молодой и восходящей звезд, сам факт передачи эстафеты был замечен критиками, поскольку содержался в самом сюжете картины.

Свои первые крупные роли Мэрилин Монро сыграла у живых классиков – европейца Фрица Ланга и стопроцентного американца Говарда Хоукса. У первого – в драме «Ночная схватка», экранизации старой пьесы Клиффорда Одетса, у второго – в легкой комедии «Обезьяньи проделки».

Но только в 1953 году в знаменитой «Ниагаре» Генри Хэтауэя Мэрилин Монро впервые получила роль, соразмерную своему дарованию. Детективный сюжет, роковая страсть, любовь и ненависть, объединяющая и разделяющая супругов, каждый из которых стремится убить другого, и над всем этим – призрак плотского вожделения, движущей силы не только этого сюжета, но и человеческой жизни вообще. Именно Мэрилин Монро, с ее завораживающим очарованием могла даже не сыграть, а прожить эту роль, вызывающую двойственные и противоречивые чувства у зрителя, как двойственна и противоречива всякая великая страсть, которую символизировал в фильме знаменитый водопад.

Миллионные доходы и бешеная популярность в сочетании с нищенской контрактной заработной платой стимулировали развитие «звездной болезни». Еще понастоящему не прославившись, Мэрилин Монро стала знаменита неврастеничным поведением на съемочной площадке, беспрерывными капризами, резкой сменой настроений, конфликтами – то с партнерами, то с режиссером. Она вела себя как звезда, будто чувствуя, что уже одно ее появление на экране способно привлечь толпы в кинотеатры.





Говард Хоукс, который первым понял, что Мэрилин нужны, как воздух, сказочные условия, сказочные обстоятельства и сказочные сюжеты, – именно он, ветеран американского кино, по свидетельству очевидцев, заявил боссу киностудии «XX векФокс» Дэррилу Зануку: «Ошибка заключается в том, что вы пытаетесь преподнести Мэрилин Монро как реальный персонаж, в то время как она совершенно не создана для этого. Я вижу только один способ сделать ее приемлемой – снять в музыкальной комедии».

Эти слова попросту изумили продюсера, поскольку Мэрилин была знаменита своим косноязычием, заиканием и волнением при произнесении даже самых простых реплик, и вдруг – музыкальная комедия, песни, танцы и полная свобода самовыражения. Картина, которую Говард Хоукс поставил с Мэрилин Монро и Джейн Рассел, называлась «Джентльмены предпочитают блондинок». Именно в ней Мэрилин исполнила свою знаменитую песенку «Бриллианты – лучшие друзья девушки. В этом классическом музыкальном номере она, естественно, была окружена поклонниками. Благодаря успеху фильма Мэрилин, наконец, смогла осуществить заветную мечту – оставить отпечатки своих рук и ступней у входа в китайский театр Сида Граумена среди таких же отпечатков величайших звезд Голливуда.

Девушка с календаря Когда в начале 1989 года нами готовился кинофестиваль АмериканоСоветской Киноинициативы «Секс в американском кино», то надеялись, что фильм «Джентльмены предпочитают блондинок» займет в нем ключевое место. Мэрилин Монро действительно была и осталась символом сексуальности далеких 50х годов XX века. Но фирма «XX векФокс» рассудила подругому: отказалась предоставить фильм для показа, опасаясь злоупотреблений, хотя лента была уже далеко не новая и с момента ее создания прошло тридцать шесть лет, – столько же, сколько было Мэрилин Монро, когда ее не стало.

Но Мэрилин всетаки оказалась включенной в эту ретроспективу, пусть не фильмом, но изображением. На одной из афиш была помещена репродукция фотографии из самой, пожалуй, знаменитой серии снимков Мэрилин Монро, – юной и обнаженной. В другом варианте она фигурировала на календаре «Золотые грезы», пущенном в обиход в начале 1952 года.

История появления этих фотографий столько раз пересказывалась, что сегодня уже трудно отделить легенду от реальности. Наиболее распространенная версия такова.

В самом конце 40х годов, когда Мэрилин еще зарабатывала на жизнь главным образом как фотомодель, ее подстерегла полоса неудач. Положение было настолько безнадежным, что ей не хватало пятидесяти долларов то ли для очередного платежа за машину, купленную в рассрочку, то ли на хлеб насущный.

Надо отметить, что ЛосАнджелес – огромный город, и передвижение без машины практически невозможно. Человек, лишенный этого вида транспорта, чувствует себя как бы изгнанным из приличного общества, не имеющим возможности нормального общения с окружающим миром.

В условиях, когда профессиональная деятельность сведена к нулю, надежды не оправдываются – нервный срыв не за горами. Именно в этом настроении Мэрилин вспомнила о предложении фотографа Тома Келли, готового дать пятьдесят долларов, если она согласится сняться для календаря, который каждый месяц представлялся очередной обнаженной девушкой. Трудно сказать, что было у актрисы на душе, когда она решила согласиться на это единственное предложение, позволявшее вернуть ей маломальски приличный статус в лосанджелесском истеблишменте.

Согласно другой версии, также связанной с автомобилем, Том Келли както одолжил Мэрилин 5 долларов на такси, отведя ее машину с проезжей части после небольшой аварии (обе версии сходятся на том, что кредит за машину еще не был погашен).. В данном случае в качестве основного мотива выделяется благородство: Мэрилин якобы согласилась сфотографироваться в знак благодарности, за те же 50 долларов.

Что бы там ни было, фотосеанс был проведен, и одна из фотографий должна была вскоре увидеть свет.

Мэрилин снималась инкогнито, не желая, чтобы ее имя было связано с такого рода нравственным падением (разумеется, в понятиях Голливуда того времени). Но она еще не была достаточно известна и надеялась, что не будет узнана.

Pages:     || 2 | 3 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.