WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 |

Обзор судебной практики "Истребование имущества из чужого незаконного владения"

Автор

С.Ф. Савкин заслуженный юрист РФ

"Арбитражное правосудие в России", 2007, N 10

Обзор судебной практики

"Истребование имущества из чужого незаконного владения"

В качестве вещноправового средства защиты права собственности и других вещных прав нормы гл. 20 ГК РФ предоставляют собственнику, а также лицам, во владении которых имущество находилось по иным основаниям, предусмотренным законом или договором, право истребовать имущество из чужого незаконного владения. Этот способ защиты традиционно реализуется посредством виндикационных исков.

Деление недействительных сделок на оспоримые и ничтожные (ст. 166 ГК РФ) и предоставление права любым заинтересованным лицам, а не только сторонам сделки, требовать применения последствий недействительности ничтожных сделок, дали названным лицам возможность требовать от лица, завладевшего имуществом по ничтожной сделке, его возврата в порядке реституции.

В научных публикациях возникшая ситуация анализировалась с позиции конкуренции виндикационного иска и иска о применении последствий недействительности сделки. При этом высказывались противоположные суждения как об условиях и основаниях выбора того или иного способа защиты, так и о последствиях такого выбора.

Прежде всего, выявились различные подходы к решению вопроса о том, применимы ли положения ст. 302 ГК РФ об ограничении возможности истребования имущества из незаконного владения добросовестного приобретателя по виндикационному иску к случаям предъявления требования о возврате имущества в порядке применения последствий недействительности сделки.

Статья 302 ГК РФ, определяя добросовестного приобретателя как лицо, которое приобрело имущество у лица, не имеющего права его отчуждать, т. е. по ничтожной сделке, тем не менее освобождает его от обязанности вернуть это имущество законному правообладателю, если он не знал и не мог знать об этом. Между тем п. 2 ст. 167 ГК РФ, устанавливающий обязанность вернуть полученное по недействительной сделке, такого исключения не содержит.

Судебная практика по поводу применения ст. 302 ГК РФ в случае истребования у добросовестного приобретателя имущества, полученного по сделке от лица, не имевшего права его отчуждать, на основании ст. 167 ГК РФ также противоречива.

В постановлении Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (далее постановление Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г.) были даны в целях единообразного толкования и применения законодательства несколько разъяснении, в том числе по разрешению споров об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Так, в п. 25 постановления Пленума ВАС от 25 февраля 1998 г. указано следующее. Если имущество приобретено по возмездной сделке у лица, не имевшего права отчуждать его, в связи с чем собственник подал иск о признании договора куплипродажи недействительным и возврате имущества, причем установлено, что покупатель отвечает требованиям ст. 302 ГК РФ, то в истребовании имущества должно быть отказано. Таким образом, Пленум ВАС РФ определенно высказался в пользу применения ст. 302 ГК РФ и в случае предъявления иска об истребовании имущества в порядке применения последствий недействительности сделки по отчуждению имущества, заключенной не с собственником, а с лицом, не имевшим права его отчуждать.

Следуя сложившейся практике, суды общей юрисдикции при разрешении исков об истребовании имущества в порядке применения последствий недействительности сделки, заключенной добросовестным приобретателем с лицом, не имевшим права его отчуждать, не допускали возможности отказа в истребовании имущества на основании ст. 302 ГК РФ.

Конституционный Суд РФ постановлением от 21 апреля 2003 г. N 6П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, P.M. Скляновой и В.М. Ширяева" высказал свою правовую позицию по этому вопросу. В случае приобретения имущества не у собственника непосредственно, а у лица, которое не имело права его отчуждать, когда приобретатель признается добросовестным в смысле ст. 302 ГК РФ, лицо, считающее себя собственником имущества, не может требовать его возврата с использованием правового механизма, установленного в п. 1 и п. 2 ст. 167 ГК РФ. Удовлетворение требований возможно лишь на праве виндикационного иска, если для этого имеются основания, предусмотренные ст. 302 ГК РФ, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя.

Актуальны и другие аспекты правоприменительной деятельности по разрешению виндикационных исков.

В соответствии со ст. 301 и 305 ГК РФ право на истребование имущества из чужого незаконного владения посредством виндикационного иска имеют собственник, а также лица, во владении которых имущество находилось на основании закона или договора.

В связи с этим при предъявлении требований истец должен обосновать и подтвердить наличие у него соответствующего титула. В противном случае требование не подлежит удовлетворению как заявленное ненадлежащим истцом. Акционерное общество предъявило в арбитражный суд иск к администрации города об истребовании двух нежилых помещений, в которых размещены муниципальные дошкольные учреждения. Исковые требования мотивированы тем, что при приватизации в 1993 г. государственного унитарного предприятия эти помещения, используемые под детские сады, были переданы в уставный капитал акционерного общества. В 1994 г. акционерное общество передало детские сады администрации в бессрочное оперативное управление с правами учредителя образовательных учреждений для финансирования их деятельности из муниципального бюджета. Считая, что эти помещения остались в его собственности, акционерное общество требовало возвратить их.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, исковые требования удовлетворены.

Президиум ВАС РФ, рассмотрев дело по заявлению администрации города о пересмотре в порядке надзора принятых по делу судебных актов, постановлением от 8 февраля 2005 г. N 12621/04 отменил судебные акты и отказал в иске по следующим основаниям. Установлено, что спорные помещения были переданы в уставный капитал акционерного общества при приватизации в качестве действующих детских дошкольных учреждений с обязательным сохранением их профиля. Передавая детские дошкольные учреждения администрации города для организации и финансирования их деятельности в качестве муниципальных учреждений, акционерное общество отказалось от своих обязательств по сохранению их профиля и, соответственно, от прав на занимаемые ими помещения.

По другому делу акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к ООО об истребовании из его владения нежилого помещения, ссылаясь на его приобретение по договору куплипродажи у государственного унитарного предприятия. Акционерное общество мотивировало свое заявление тем, что ответчик занимает помещение без какихлибо правовых оснований и отказывается освободить его.

Арбитражный суд удовлетворил исковое требование на основании ст. 301 ГК РФ. Но суд апелляционной инстанции решение суда отменил и в иске отказал, сославшись на следующее.

Государственное унитарное предприятие заключило с акционерным обществом договор куплипродажи недвижимого имущества, закрепленного за предприятием на праве хозяйственного ведения, незаконно без согласия собственника. Такая сделка является недействительной как ничтожная и не порождает никаких прав. Поскольку акционерное общество по указанной сделке не приобрело права собственности на спорное имущество, у него отсутствуют правовые основания для истребования его у ответчика.

Такая правовая позиция нашла подтверждение в п. 21 постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. При рассмотрении иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения, предъявленного лицом, титул собственника которого основан на ничтожной сделке либо на противоречащих законодательству актах государственного органа или органа местного самоуправления, судам рекомендовано в соответствии со ст. 166 ГК РФ оценивать такую сделку по собственному усмотрению, либо не применять акты указанных органов (абз. 12 ст. 12 ГК РФ) независимо от того, предъявлено ли требование о признании сделки или акта недействительными. Следует иметь в виду, что если истец приобрел право собственности на основании ничтожной сделки либо акта государственного органа или органа местного самоуправления, не соответствующего закону, то у него отсутствуют правовые основания для истребования имущества.

Такой подход обусловлен тем, что удовлетворение судом требований лица, основанных на ничтожной сделке, фактически означал бы предоставление судебной защиты несуществующего права на владение имуществом. Одновременно передача имущества такому лицу по судебному решению создавала бы видимость легального владения имуществом при предъявлении требований по восстановлению прав на это имущество его законным правообладателем.

Если эта проблема определенным образом разрешена постановлением Пленума ВАС РФ применительно к виндикационным искам, то по поводу требований о реституции по недействительным сделкам в научных публикациях высказываются иные суждения.

По мнению К.И. Скловского, "по точному смыслу статьи 167, как и других норм § 2 главы 9 ГК РФ, сторона недействительной сделки не только не должна доказывать свое право на переданное имущество, но и не должна иметь такого права. Имущество, переданное по недействительной сделке, возвращается только потому, что эта сделка оказалась недействительной, а не потому, что одна из сторон сохранила на него право" *(1).

Авторы учебника "Гражданское право" под редакцией Е.А. Суханова разделяют такую точку зрения, демонстрируя это на примере продажи ребенком, не достигшим четырнадцатилетнего возраста, дорогостоящего мотоцикла, принадлежащего его отцу. Авторы считают, что мотоцикл должен быть возвращен ребенку независимо от отсутствия у него прав на данное имущество *(2).

Между тем следование этой точке зрения в правоприменительной практике приводит к парадоксальной ситуации.

Прокурор обратился в арбитражный суд с иском к государственному предприятию "Совхоз "Тамбарский"" и акционерному обществу о применении последствий недействительности совершенной ими ничтожной сделки договора куплипродажи моста через реку с требованием возвратить мост совхозу. Исковые требования были мотивированы тем, что мост является государственной собственностью и мог быть отчужден в частную собственность лишь собственником в порядке и способом, предусмотренными для приватизации и действовавшими в период совершения сделки.

Арбитражный суд первой инстанции в иске отказал, сославшись на то, что построенный совхозом мост являлся его имуществом и совхоз был вправе распорядиться им по своему усмотрению.

Суд апелляционной инстанции решение отменил и своим постановлением признал договор куплипродажи моста ничтожной сделкой, поскольку совхоз пользовался мостом на праве хозяйственного ведения и не имел права отчуждать его без согласия собственника. Суд обязал покупателя вернуть мост продавцу.

Федеральный арбитражный суд отменил постановление суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Президиум ВАС РФ постановлением от 17 мая 2005 г. N 444/05 отменил решение кассационной инстанции и оставил в силе постановление апелляционной инстанции, дав обстоятельствам дела иную оценку.

Президиум ВАС РФ признал, что мост, являвшийся государственной собственностью, при учреждении государственного предприятия "Совхоз "Тамбарский"" не передавался совхозу в хозяйственное ведение. Как государственное имущество, не закрепленное за государственным предприятием, мост входил в состав государственной казны, поэтому сделка по отчуждению его совхозом в частную собственность является ничтожной. Ошибочность вывода суда апелляционной инстанции о том, что мост находился в хозяйственном ведении совхоза, не исключает правильности вывода об отсутствии у последнего права распоряжаться объектом путем продажи его в частную собственность.

Таким образом, недействительность сделки по отчуждению моста совхозом не вызывает сомнений. Однако передача моста в порядке применения недействительности этой сделки совхозу как номинальному продавцу, который не имел на этот объект никаких прав, представляется нелогичной.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.