WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 |

Обзор судебной практики "Заключение договора в письменной форме: вопросы теории и арбитражная практика"

Автор

С.Ю. Филиппова кандидат юрид. наук, доцент Российской академии правосудия

"Арбитражное правосудие в России", 2007, N 6

Обзор судебной практики "Заключение договора в письменной форме:

вопросы теории и арбитражная практика" Общим правилом для совершения гражданскоправовых сделок является устная форма, что предусмотрено п. 1 ст. 159 ГК РФ: "Сделка, для которой законом или соглашением сторон не установлена письменная форма, может быть совершена устно". По справедливому утверждению М.И. Брагинского, "любое дополнительное требование к форме договоров объективно приводит к осложнению и замедлению процедуры заключения договора и, как правило, вызывает дополнительные расходы по их оформлению" *(1). Однако при рассмотрении практически всех споров, подведомственных арбитражному суду, во внимание принимается именно письменная форма заключения сделки, а потому с действием приведенного общего правила ни юристам, ни суду в арбитражной практике сталкиваться не приходится. Связано это с тем, что в соответствии с п. 1 ст. 161 ГК РФ сделки с участием юридических лиц должны совершаться в простой письменной форме, а нормой п. 3 ст. 23 ГК РФ установлено, что к предпринимательской деятельности граждан применяются правила данного Кодекса, которыми регулируется деятельность коммерческих организаций. В силу того, что арбитражным судам подведомственны споры между юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности, именно письменная форма сделки становится своего рода общим правилом для арбитражных споров. В данном случае такое усложнение формы договора по сравнению с общим правилом представляется оправданным. Совершение гражданскоправовых сделок предполагает отчуждение имущества, а в отсутствие доказательств, которые с достоверностью подтверждали бы совершение сделки, учет отчужденияприобретения имущества стал бы излишне затруднительным и бесконтрольным. Это не только могло бы привести к негативным последствиям в имущественной сфере контрагентов, но и отразиться на интересах кредиторов и государства. Таким образом, для заключения договоров в сфере предпринимательской деятельности характерна письменная форма.

Само по себе наличие письменного документа, озаглавленного словом "договор", не означает наличия письменного договора между сторонами. Рассмотрим это на типичном примере. ООО обратилось в арбитражный суд с иском к ЗАО о взыскании с ответчика задолженности по договору поставки. Судом было установлено, что между сторонами заключен договор поставки, согласно которому количество, ассортимент, цены, сроки и форма поставки оговариваются устно. Суды первой и апелляционной инстанций в удовлетворении иска отказали, сочтя недоказанным факт поставки. Суд кассационной инстанции с этими доводами не согласился, полагая, что накладная подтверждает отпуск (передачу) товара, а цена не является существенным условием договора поставки *(2).

В данном случае вывод суда кассационной инстанции вызывает сомнение. Договор поставки это разновидность договора куплипродажи, для которого единственным существенным условием является условие о предмете договора, т.е. о товаре, который подлежит передаче. Пунктом 3 ст. 455 ГК РФ предусмотрено, что условие о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество подлежащего передаче товара. В рассматриваемом деле в текст заключенного в письменной форме договора количество товара не включалось, вместо этого предусматривалось, что оно будет определено в дальнейшем путем подачи устной заявки. Скорее всего, это означает, что договор поставки не был заключен вследствие несогласования условия о предмете, а значит, поставка товаров производилась не по этому договору, а по устным соглашениям, в которых устной офертой были так называемые заявкизаказы с указанием ассортимента, количества и цены. Отпуск товара на условиях, соответствующих оферте по норме п. 3 ст. 438 ГК РФ, признается акцептом. В этом случае договор поставки был заключен в момент получения лицом, направившим оферту, акцепта (ст. 433 ГК РФ). Таким образом, договоры поставки все же были заключены (множество раз исходя из количества состоявшихся передач товара), хотя и в устной форме (вспомним, что оферта была устная).

В связи с этим встает вопрос о том, какие правовые последствия установлены законом для случаев несоблюдения требуемой письменной формы. В представлении многих такая сделка будет недействительной, однако этот вывод неверен. Он не соответствует норме закона. Обратимся к ст. 162 ГК РФ. Правовым последствием заключения договора в устной форме (т.е. несоблюдения предусмотренной законом письменной формы для сделок с участием юридических лиц) является всего лишь недопустимость ссылки на свидетельские показания в подтверждение сделки и ее условий (п. 1 ст. 162 ГК РФ), а отнюдь не недействительность договора. Как видно из материалов дела, в рассматриваемом примере стороны и не пытаются ссылаться на свидетельские показания имеются иные доказательства: накладные, платежные поручения (о частичной оплате товара), счета и другие письменные документы. Заметим, что в арбитражном процессе вообще нечасто приходится сталкиваться с необходимостью допроса свидетелей для получения доказательств факта заключения договора, поэтому такое правовое последствие несоблюдения формы сделки нельзя назвать слишком обременительным для сторон (в отличие от недействительности сделки, например). Таким образом, даже при совершении сделки между юридическими лицами в устной форме, договор будет действителен.

Представляется, что указанного подхода следует придерживаться во всех случаях, когда стороны заключают так называемые "рамочные" договоры, например, поставки, в которых не оговариваются существенные условия (не согласован предмет), но многословно и подробно регулируются иные вопросы. Такие соглашения, безусловно, следует рассматривать не в качестве письменного договора, а лишь как некий свод обыкновений, из которых исходят стороны при заключении конкретного договора поставки определенного товара. Что же является этим договором поставки определенного товара? В подавляющем большинстве случаев он не существует в виде единого документа, а появляется в результате обмена офертой и акцептом. До устной формы (как в рассмотренном примере) при этом доходит редко, зато примеров заключения договора путем обмена письмами можно привести множество.

Так, ООО "Д" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ООО "М" о взыскании задолженности за поставленный товар. Сторонами был подписан договор поставки, однако он не содержал сведений о наименовании и количестве подлежащего поставке товара, а спецификация к договору отсутствовала. Суд на основании ст. 432, 454, 455 ГК РФ пришел к выводу о том, что договор является незаключенным ввиду того, что сторонами не достигнуто соглашение о существенном условии догово ра его предмете. Вместе с тем суд установил, что истцом поставлен, а ответчиком принят товар несколькими партиями, и оценил действия сторон как совершение единичных сделок куплипродажи *(3). Можно призвать стороны тщательнее следить за содержанием разрабатываемого договора и избегать ситуации, при которой в его тексте отсутствуют существенные условия. Особой пользы от упомянутых рамочных договоров нет в большинстве случаев суды не применяют их при разрешении спора.

Более верным является заключение договора с указанием всех условий, при этом совершенно не обязательно делать это в форме единого документа. Пункт 2 ст. 434 ГК РФ позволяет заключить договор, в частности, путем обмена письмами. Каким же должно быть содержание этих писем, чтобы договор был признан заключенным? Первое из писем будет расценено как оферта, поэтому его содержание должно соответствовать норме ст. 435 ГК РФ. Можно выделить следующие требования, предъявляемые к оферте:

1) адресность (оферта должна быть адресована конкретному лицу);

2) явно выраженное в оферте намерение стороны считать себя заключившей договор;

3) наличие всех существенных условий договора.

Таким образом, направленная поставщику телеграмма с текстом: "Прошу отгрузить вагон товара... Оплату гарантирую", будет расцениваться как оферта, а пославшее ее лицо считаться связанным условиями телеграммы. Обратимся к арбитражной практике.

Классическую и совершенно бесспорную ситуацию можно пронаблюдать на примере следующего дела. ЗАО обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с ООО предоплаты, перечисленной истцом ответчику по заявке последнего, и процентов за пользование чужими денежными средствами. Все рассматривающие спор судебные инстанции установили, что между истцом и ответчиком путем обмена письмами было достигнуто соглашение о поставке продукции на условиях предоплаты в размере 50% в указанный в письмах срок. Поскольку ответчик, получивший сумму предоплаты, не произвел поставку товара в условленный срок, истец, отказавшись от получения продукции, воспользовался предоставленным ему законом правом требовать возврата перечисленной ответчику предоплаты и начисления на нее процентов за пользование чужими денежными средствами. Суд первой инстанции проверил расчет суммы процентов *(4). Ни у одной из судебных инстанций, рассматривавших спор, не возникло сомнения в том, что отсутствие единого документа под названием "Договор поставки" не исключает существования в гражданскоправовом смысле договора поставки, заключенного с соблюдением предусмотренных законом требований путем обмена письмами. Аналогичный вывод был сделан арбитражным судом при рассмотрении сходного дела. Вывод также был подтвержден судом апелляционной и кассационной инстанций *(5). Множество аналогичных решений было принято в период 20032007 гг., т.е. можно констатировать, что сложившаяся по этому вопросу арбитражная практика устойчива и вполне соответствует буквальному тексту ГК РФ.

Письменная оферта (предложение заключить договор) может быть направлена контрагенту в той или иной форме. Одной из самых популярных в настоящее время является форма гарантийного письма, в котором оферент указывает все существенные условия будущего договора (например, наименование и количество подлежащего передаче товара, вид выполняемых подрядчиком работ и т.д.). Обычно текст гарантийного письма заканчивается обещанием оплатить товар или работу. Арбитражная практика по оценке таких писем в настоящее время стабильна: суд выясняет, кто выдал такое гарантийное письмо. Если установлено, что это сделал контрагент по договору (покупатель, заказчик и пр.) и в суде рассматривается спор между ним и второй стороной, то даже при отсутствии иных письменных документов, но при совершенном акцепте в форме конклюдентных действий, соответствующих содержанию оферты, арбитражный суд признает договор заключенным в письменной форме.

Приведем пример. Арбитражным судом рассмотрен иск ООО "К" о взыскании с ООО "Р" суммы предоплаты, внесенной истцом ответчику за выполнение работ по определению стратегии рекламы продукции "Бизнес Ланч" и "Биг Ланч": за разработку креативных идей для двух ТВроликов "Бизнес Ланч" и "Биг Ланч". Рассмотрев дело, суд установил, что ответчик выполнял работы для истца в отсутствие подписанного сторонами текста договора по гарантийному письму истца. Задание ответчиком было принято и исполнено с передачей результатов заказчику. В этой ситуации суд счел, что договор об оказании услуг был заключен, а потому не нашел оснований для возврата предоплаты *(6). В данном случае гарантийное письмо как раз и явилось письменной офертой, в ответ на которую ООО "Р", не составляя документов, приступило к выполнению задания и разработало требуемые идеи. Тем самым были совершены конклюдентные действия, а потому договор возмездного оказания услуг считается заключенным в письменной форме. Решение арбитражного суда в данной ситуации представляется логичным и законным.

Pages:     || 2 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.