WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 |

К вопросу о противоречии в мышлении

Э. В. ИЛЬЕНКОВ

Противоречие как конкретное единство взаимоисключающих противоположностей есть подлинное ядро диалектики, ее центральная категория. На этот счет среди марксистов не может быть двух мнений. Однако сразу же возникает немало трудностей, как только речь заходит о субъективной диалектике, о диалектике как логике мышления. Если любой объект есть живое противоречие, то какой должна быть мысль (суждение об объекте), его выражающая? Может ли и должно ли объективное противоречие найти отражение в мышлении и в какой форме?

Противоречие в теоретических определениях предмета — это прежде всего факт, который постоянно воспроизводится движением науки. В качестве эмпирического факта противоречие в мышлении не отрицается ни диалектиком, ни метафизиком, ни материалистом, ни идеалистом. Вопрос, по которому спорят, заключается в другом: каково отношение противоречия в мышлении к объекту? Другими словами, возможно ли оно в «истинном», «правильном» мышлении?

Логикметафизик во что бы то ни стало старается доказать неприменимость диалектического закона о совпадении противоположностей, доходящем до их тождества, к самому процессу мышления. Иногда такие логики готовы даже признать, что предмет в согласии с диалектикой может сам по себе быть внутренне противоречивым. В предмете противоречие есть, а в мысли его быть не должно. Признать справедливость закона, составляющего ядро диалектики, в отношении логического процесса метафизик уже никак не может' себе позволить. «Запрет» противоречия превращается в абсолютный формальный критерий истины, в непререкаемый априорный канон, в верховный принцип логики.

Эту позицию, которую иначе как эклектической назвать трудно, некоторые логики стараются обосновать ссылками на практику науки. Любая наука, если она столкнулась с противоречием в определенияхпредмета, всегда старается разрешить его. Не поступает ли она в этом случае согласно с рецептом метафизики, которая любое противоречие в мышлении считает чемто нетерпимым, таким, от чего во что бы то ни стало следует избавиться? Метафизик в логике так и толкует этот момент в развитии науки. Наукаде всегда старается избавиться от противоречий, и он ее в этом поддерживает. В диалектике же метафизик усматривает обратное намерение. Это мнение основывается на непонимании, вернее, просто на незнании того важного исторического факта, что диалектика как раз и рождается там, где метафизическое мышление (то есть мышление, не знаю щее и не желающее знать ином лотки, кроме формальной) окончательно 4апутываетс>1 •, логически ч лротиворечняч,,\оторы^ оно произвело на свет именно потому, что упрямо и последовательно соблюдало «запрет» какого бы то ни было протнвор<_ П1я з определениях Диалектика как ло! и^а и есть средство разрешения этих противоречий. Так что нет ничего нелепее, как обвинять диалектику в стремлении нагромоздить противоречия Неразумно видеть причину болезни в появлении врача. Вопрос может состоять лишь в одном успешно или нет излечивает диалектика от тех противоречии, в которые впало мышление именно в результате строжайшей метафизической диеты, без}словно запрещающен всякое противоречие, если успешно, то как она это делает.

Обратимся к анализу наглядного примера, типичного случая того, как горы логических противоречий были произведены на свет именно с помощью абсолютизированной формальной логики, а рационально разрешены только с помощью логики диалектической. Мы имеем в виду историю политической экономии, историю разложения рикардианской школы и возникновения экономической теории Маркса Выход из тупика теоретических парадоксов и антиномий, в которые уперлась эта школа, был найден, как известно, только Марксом, и найден как раз с помощью диалектики как логики.

То, что теория Рикардо была насквозь логически противоречивой,— это открыл вовсе не Маркс Это прекрасно видели и Мальтус, и Сисмонди, и МакКуллох, и Прудон Но только Маркс смог понять действительный характер противоречий трудовой теории стоимости Рассмотрим вслед за Марксом одно из них, самое типичное и острое,— антиномию закона стоимости и закона средней нормы прибыли.



Закон стоимости Давида Рикардо устанавливает, что живой человеческий труд есть единственный источник и субстанция стоимости. Это утверждение Рикардо было огромным шагом вперед по пути к объективной истине. Но прибыль — тоже стоимость. При попытке выразить ее теоретически, то есть через закон стоимости, получается явное логическое противоречие Прибыль — это новая, вновь созданная стоимость, точнее, часть этой новой стоимости. Это — абсолютно верчюе аналитическое определение. Новую стоимость производит только новый труд. Но совершенно очевидный эмпирический факт, что величина прибыли вовсе не определяется количеством затраченного на ее производство живого труда. Она зависит исключительно от величины капитала в целом и ни в коем случае не от величины той его части, которая идет на заработную плату. Даже еше парадоксальнее' прибыль тем больше, чем меньше живого труда потреблено при ее производстве.

Закон средней нормы прибыли, устанавливающий зависимость размера прибыли от величины капитала в целом, и закон стоимости, устанавливающий, что только живой труд производит новую стоимость, становятся в теории Рикардо в отношение прямого, взаимоисключающего противоречия. Тем не менее оба закона определяют один и тот же предмет (прибыль) Эту антиномию со злорадством отметил Мальтус.

Здесьто и заключалась проблема, абсолютно не разрешимая с помощью принципов формальной логики И если мысль пришла здесь к антиномии, к логическому противоречию, то диалектику в этом винить трудно. Ни Рикардо, ни Мальтус о ней и понятия не имели. Оба знали только локковскую теорию познания и соответствующую ей (а именно формальную) логику Каноны последней были для ни\ бесспорными и единственными. Всеобщий закон (в данном случае закон стоимости) эта логика оправдывает только в том сл>час. если он почазан как непосредственно общее эмпирическое правило, под которое подводятся без противоречия все без исключения факты.

Обнаружилось, что такого отношения между законом стоимости и формами его собственною проявления как раз и нет Прибыль, как только ее пытаются выразить теоретически, то есть понять через закон стоимости, вдруг оказывается нелепым противоречием. Если закон стоимости всеобщ, то прибыль принципиально чевозможна. Своим существованием она опровергает абстрактную всеобщность закона стоимости, закона своего собственного существования.

Творец трудовой теории стоимости заботился прежде всего о соответствии теоретических суждений предмету. Он трезво и даже цинично выражал реальное положение дел, и естественно, что последнее, чреватое неоазрешимыми антагонизмами, и в мышлении предстает как система конфликтов, антагонизмов, логических противоречий. Это обстоятельство, в котором буржуазные теоретики усматривали свидетельство слабости и неразработанности теории Рикардо, свидетельствовало как раз об обратном — о силе и объективности его теории.

Когда же ученики и последователи Рикардо делают главной своей заботой уже не столько соответствие теории предмету, сколько согласование уже выработанных теоретических определений с требованиями формальнологической последовательности, с канонами формального единства теории, тогда и начинается разложение трудовой теории стоимости Маркс пишет о Джемсе Милле: «К чему он стремится — это формальнологическая последовательность. С него поэтому начинается разложение рикардианской школы» («Теории прибавочной стоимости», т. III, 1936, стр. 63).

В действительности, как показал Маркс, всеобщий закон, закон стоимости, находится в отношении взаимоисключающего противоречия с эмпирической формой своего собственного проявления—с законом средней нормы прибыли. Это — реальное противоречие реального объекта. И ничего удивительного нет в том, что при попытке прямо и непосредственно подвести один закон под другой получается нелепое логическое противоречие.

Когда же при этом всетаки продолжают предпринимать попытки непосредственно и без противоречия согласовать стоимость и прибыль, то и получается проблема, разрешение которой, по выражению Маркса, «гораздо более невозможно, чем квадратура круга... Это просто попытка представить существующим то, чего нет» (там же, стр. 65—66).





Метафизически мыслящий теоретик, столкнувшись с таким парадоксом, неизбежно толкует его как результат «ошибок», допущенных мыслью ранее, при выработке и формулировке всеобщего закона. Естественно, что и разрешение парадокса он ищет на пути чисто формального анализа теории, на пути «уточнения понятий», «исправления выражений» и т. п. По поводу такого подхода к решению вопроса Маркс пишет: «Противоречие между общим законом и развитыми далее конкретными отношениями должно здесь разрешаться.. путем прямого подчинения и непосредственного приспособления конкретного к абстрактному И это именно должно быть достигнуто путем словесной фикции, путем изменения правильных названий вещей. Здесь в действительности получается словопрение, так как реальные противоречия, которые не разрешены реально, должны быть разрешены фразами» (там же, стр. 66).

Если всеобщий закон противоречит эмпирически общему положению вещей, то эмпирик сразу видит выход в том, чтобы изменить формулировку всеобщего закона с таким расчетом, чтобы эмпирически общее непосредственно подводилось под нее. На первый взгляд это кажется верным: если мысль противоречит фактам, то следует изменить мысль, привести ее в соответствие с «общим», непосредственно данным на поверхности явлений. На самом деле это теоретически ложный путь, и на этом ложном пути рикардианская школа в итоге приходит к полному отказу от трудовой теории стоимости Теоретически выявленный Давидом Рикардо всеобщий закон приносится в жертву грубой эмпирии, а грубый эмпиризм уже неизбежно превращается в «ложную метафизику, в схоластику, которая с ~> "Вопросы фи юсофни» ч' м)'Пп льным ^с'ип^м чарлется ко посредстве шю вывеет из общего закона или обьнс;|И.ь сыл^сно с ним посредством простои формальной абстра.чцни нсиировер/к.шые явления эмпирической действительности» (К. Маркс «Теории прибавочной стоимости», т. 1, 1936, стр. 100).

Формальная логика и абсолютизирующая ее метафизика знают только два п>ти разрешения противоречий в мышлении. Первый путь состоит в том, чтобы подогнать всеобщий закон под непосредственно общее, эмпирически очевидное положение дел. На этом пути происходит утрата понятия стоимости. Второй путь заключается в том, чтобы представить внутреннее противоречие, выразившееся в мышлении в виде логического противоречия, как внешнее противоречие двух вещей, каждая из которых сама по себе непротиворечива. Это и называется сведением внутреннего противоречия к противоречию «в разных отношениях или в разное время».

Этот путь избрала так называемая «профессорская форма разложения теории». Не объясняется прибыль из стоимости без противоречия? Ну и что же! Не нужно упорствовать в односторонности, нужно допустить, что прибыль в действительности происходит не только из труда, но и из многих других факторов. Нужно принять во внимание и роль земли, и роль машин, и роль спроса и предложения, и многое, многое другое. Дело, мол, не в противоречиях, а в полноте...

Так и рождается знаменитая триединая формула вульгарной экономии: «капитал — процент, земля — рента, труд — заработная плата». Логического противоречия, правда, здесь нет, но зато есть простая нелепость, подобная «желтому логарифму», как едко замечает Маркс. Логическое противоречие исчезло, но вместе с ним исчез и теоретический подход к вещам вообще.

Вывод таков: не всякий способ разрешения противоречий приводит к развитию теории. Два перечисленных способа приводят к такому их разрешению, которое тождественно превращению теории в беспросветную эмпирическую эклектику. Теория есть вообще только там, где есть сознательное и принципиально проведенное стремление понять все особенные явления как необходимые модификации одной и той же всеобщей конкретной" субстанции, в данном случае субстанции стоимости — живого человеческого труда.

Pages:     || 2 | 3 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.