WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |

Министерство внутренних дел Российской Федерации

Уральский юридический институт

В.И. Иванов

А.В. Коркин

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ КАК СУБЪЕКТ СИСТЕМЫ

МЕЖДУНАРОДНОПРАВОВОГО ГАРАНТИРОВАНИЯ ОСНОВНЫХ

ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА

Лекция

Екатеринбург

2003

ББК 67.412

И201

И201

Иванов В.И., Коркин А.В. Российская Федерация как субъект системы международноправового гарантирования основных прав и свобод человека и гражданина: Лекция. – Екатеринбург: Издво Уральского юридического института МВД России, 2003. – 57 с.

Рецензент:

А.Н. Сагиндыкова, доктор юридических наук, профессор кафедры административного права и административной деятельности ОВД Уральского юридического института МВД России Обсуждена на заседании кафедры административного права и административной деятельности ОВД УрЮИ МВД России (протокол № 14 от 9 января 2003 г.).

Издается по решению редакционноиздательского совета УрЮИ МВД России.

ББК 67. © Иванов В.И., Коркин А.В., © УрЮИ МВД России, 1. Взаимодействие международного и внутригосударственного права при осуществлении гарантирования прав человека и основных свобод Масштабы и эффективность государственного гарантирования основных прав и свобод человека и гражданина в определяющей мере обусловливаются заключенным в них правовым потенциалом. Собственно, сами основные права и свободы – это сердцевина права, воплощенного как в принципах и нормах внутреннего (национального) права, так и в общепризнанных принципах и нормах международного права. Проблема гарантирования государством основных прав и свобод поэтому с необходимостью выводит исследование на анализ деятельности государства в системе международноправового гарантирования прав человека и основных свобод.

Говоря о праве как о сущностном феномене гражданского общества и правового государства, следует, по нашему мнению, особо отметить и подчеркнуть следующие принципиальные моменты.

Вопервых, основные права и свободы человека и гражданина занимают центральное и ведущее место в общей системе права, поскольку наряду и неотделимо от самого человека они являются высшей ценностью (ст. 2 Конституции РФ), определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления (ст. 18 Конституции РФ).

Вовторых, в системе прав и свобод человека и гражданина фундаментальное место занимают неотчуждаемое и принадлежащее каждому от рождения основные права и свободы человека, в которых наиболее концентрированно выражена самая суть права как сущностного феномена демократического гражданского общества и правового государства.

Втретьих, основные права и свободы человека, в отличие от прав и свобод, свойственных лишь гражданину, своим юридическим первоисточником имеют общепризнанные в мировом Сообществе принципы и нормы международного права, нашедшие свое выражение в таких актах, как Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и др. При этом, как говорил первый Президент РФ Б.Н. Ельцин в своем выступлении на заседании Совета Безопасности ООН, ''обеспечение всей совокупности прав и свобод человека – не внутреннее дело государств, а их обязательство по уставу ООН, международным пактам, конвенциям'' [1 Российская газета. 1992. 3 февр.]. Аналогичную мысль высказывает и действующий Президент РФ В.В. Путин ''сильное государство немыслимо без уважения к правам и свободам человека. Только демократическое государство способно обеспечить баланс интересов личности и общества, совместить частную инициативу с общенациональными задачами'' [2 Российская газета. 2000. 11 июля. ].

Вчетвертых, в исключение из общего правила, согласно которому право как феномен гражданского общества и правового государства соответствует реальным условиям конституционного строя и реальной конституции, основные неотчуждаемые и принадлежащие каждому от рождения права и свободы не просто соответствуют конституции (''в соответствии с настоящей конституцией''), но прежде всего они действуют ''согласно общепризнанным принципам и нормам международного права'', что подчеркивает их обусловленность прежде всего и главным образом именно общепризнанностью принципов и норм международного права. Отсюда очевидна производность и зависимость конституционных норм, закрепляющих основные права и свободы человека, от общепризнанных принципов и норм международного права.



Впятых, основные неотчуждаемые и неотъемлемые права и свободы человека проявляются, действуют, реализуются непосредственно, причем непосредственность их отличается от непосредственного действия конституционных прав и свобод гражданина. В первом случае непосредственность означает независимость от конституции и всей остальной правовой системы государства. Это находит свое проявление в следующем:

а) основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения, что в принципе исключает какуюлибо обусловленность или зависимость этих прав и свобод от государства и от конституции;

б) согласно смыслу ст. 55 Конституции РФ, отсутствие упоминания (''перечисления'') в ней какоголибо из основных прав и свобод не может истолковываться как отрицание и умаление этих прав и свобод, поскольку они существуют и действуют непосредственно, вне зависимости от конституции.

Неперечисление в Конституции РФ некоторых основных, т.е. общепризнанных прав и свобод человека и гражданина, не умаляет и не отрицает эти права и свободы. И тем не менее данный вопрос не нашел своего четкого официального истолкования. Прежде всего, это проявляется в том, что в ч. 1 ст. 55 Конституции РФ среди общепризнанных упомянуты не только основные права и свободы человека, но также и гражданина. Нам представляется это неверным. Права и свободы гражданина – это область сугубо правовых связей и отношений человека и государства, область гражданства и государственного суверенитета, следовательно, общепризнанными права и свободы гражданина в их международноправовом и конституционноправовом смысле быть не могут.

Согласно п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 ''О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия'' [3 Российская газета. 1995. 28 дек. ] в силу ч. 3 ст. 15 Конституции РФ, суд не может применять и основывать свое решение на неопубликованных нормативных актах, затрагивающих права, свободы, обязанности человека и гражданина. В настоящее время порядок официального опубликования федеральных нормативных правовых актов определен Федеральным законом от 14 июня 1994 г. № 5ФЗ ''О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания'' (с изм. от 22 октября 1999 г.) [4 Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. 20 июня. № 8. Ст. 801.] и Указом Президента РФ от 23 мая 1996 г. № 763 ''О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти'' (с изм. от 16 мая 1997 г., 13 августа 1998 г.) [5 Российская газета. 1996. 28 мая. ].

Как же обстоит дело с применением судами основных общепризнанных прав и свобод человека, которые не упомянуты в Конституции РФ и не получили официального опубликования в соответствии с разъяснениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ? Не перечисленные в Конституции РФ, но общепризнанные основные права и свободы человека составляют наряду с другими основными общепризнанными правами и свободами человека, перечисленными в Конституции РФ, единую правовую систему Российской Федерации и уже поэтому должны применяться судами.





Основные права и свободы гражданина являются таковыми и соответственно применяются судами и другими органами государства при обязательном перечислении их в Конституции РФ, которая является основным источником их правового содержания. Гарантирование же государством, прежде всего судами, тех основных прав и свобод, которые не перечислены в Конституции РФ, но, тем не менее, являются общепризнанными в современном международном праве, остается весьма проблематичным.

Все права, свободы и обязанности гражданина, вытекающие из Конституции РФ, закрепленные федеральными законами, другими нормативноправовыми актами, могут применяться судами при условии их официального опубликования для всеобщего сведения.

Согласно Федеральному закону о порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания РФ, содержащие права и свободы человека и гражданина международные договоры Российской Федерации, ратифицированные Федеральным Собранием, публикуются одновременно с федеральными законами об их ратификации. Следовательно, суд, применяя содержащиеся в международном договоре права и свободы, исходит из договора и федерального закона о ратификации.

В соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, не может существовать различий в правовом статусе любого человека, будь он гражданином, иностранцем, апатридом, при условии, что этот правовой статус человека включает в себя права и основные свободы, общепризнанные в международном праве. Ведь и Всеобщая декларация прав человека, принятая на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН [6 Российская газета. 1998. 10 дек. ] говорит обо всех тех правах и всех свободах, которые ею провозглашены. Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах в ряде статей части второй закрепляются обязательства государствучастников ''обеспечивать постепенно полное осуществление'', гарантировать осуществление без какойлибо дискриминации прав, признаваемых этим Пактом [7 Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах. НьюЙорк, 1966.]. Аналогичные положения нашли свое закрепление и в Международном пакте о гражданских и политических правах [8 Международный пакт о гражданских и политических правах. НьюЙорк, 1966. ].

Каждый из международноправовых документов универсального и регионального характера по вопросам прав и основных свобод человека включает в себя определенный, в основном повторяющийся, но и, тем не менее, постоянно расширяющийся набор таких прав и свобод, ставших в силу этого международноправовым стандартом. И в каждом из этих документов конкретный перечень прав и свобод человека исключает, как правило, близкие к внутренней компетенции государства, сфере его суверенных правомочий специфические права гражданина.

Таким образом, можно констатировать, два основных момента:

вопервых, само существование особых прав человека, связанных с гражданством, прежде всего, права гражданина, не рассматривается международным правом в качестве проявления неравенства, тем более дискриминации в отношении общепризнанных прав и основных свобод человека;

вовторых, основные права гражданина относятся не к сфере международного, а к внутреннему конституционному праву, хотя едва ли есть основания считать, что ''разделительная линия'' между ними установлена окончательно, раз и навсегда.

Но возможны и коллизии в истолковании принадлежности отдельных прав. Например, Международный пакт о гражданских и политических правах закрепляет в ст. 21 право каждого на мирные собрания, причем пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, которые необходимы в демократическом обществе в интересах порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц.

Корреспондирует ст. 21 Пакта ст. 31 Конституции РФ, закрепляющая право ''собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование'', однако право это предоставлено только гражданам Российской Федерации.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.