WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 ||

Но где нет этого намерения при любых обстоятельствах всетаки договориться, там сознание антагонизма, обостренное ра­венством во всем остальном, делает антагонизм еще острее. Люди, у которых много общего, часто куда горше, несправедливее оби­жают друг друга, чем совершенно чуждые. Иногда это случается потому, что большая область их взаимной общности стала чемто само собой разумеющимся, и поэтому не она, а то, что на данный момент их разнит, определяет позиции по отношению друг к дру­гу. Преимущественно это происходит именно в силу их немногих различий, а всякий мельчайший антагонизм приобретает иное относительное значение, чем это бывает между людьми более отчужденными, с самого начала взаимно ориентированными на возможные различия. Отсюда — семейные конфликты изза со­вершеннейших пустяков, трагичность «мелочей», изза которых порой расходятся вполне подходящие друг другу люди. Это от­нюдь не всегда означает, что гармонизирующие силы еще преж­де пришли в упадок; как раз большая схожесть свойств, склонно­стей, убеждений может привести к тому, что расхождение в чемто совсем незначительном (изза остроты противоположностей) будет ощущаться как нечто совершенно невыносимое.

[506] К этому добавляется еще следующее: чужому, с кем не объе­диняют ни общие качества, ни интересы, люди противостоят объективно, пряча личность в скорлупу сдержанности, поэтому отдельное различие не так легко становится доминантой человека. С абсолютно чужими соприкасаются лишь в тех точках, где возможны отдельные переговоры или совпадение интере­сов. Ими ограничивается и течение конфликта. Чем больше у нас как целостных людей общего с другим человеком, тем лег­че наша целостность станет сопрягаться с каждым отдельным отношением к нему. Отсюда та непомерная резкость, те сры­вы, какие люди, обычно вполне собою владеющие, иногда по­зволяют себе как раз с самыми близкими. Счастье и глубина отношений с человеком, с которым мы, так сказать, ощущаем свое тождество, когда ни одно слово, совместная деятельность или страдание не остаются подлинно обособленными, а обле­кают собой всю душу, душа отдает себя без остатка — так это и воспринимается: вот что делает разлад в подобном случает столь роковым и страстным, задавая схему для гибельного отож­дествления: «Ты — вообще».

Если люди оказываются однажды связанными между собой таким образом, они слишком привыкают всю тотальность свое­го бытия и чувствования отдавать тому, к кому в этот момент обращаются. Иначе они и в спор привнесут излишние акценты, своего рода периферию, изза чего спор перерастает самый повод к нему и пределы своего объективного значения и ведет к раздвоению личности. На высшей ступени духовного образо­вания этого можно избежать; ибо для нее характерно соедине­ние полной самоотдачи (душа отдает себя одной личности) с полным взаимным обособлением элементов души. В то время как недифференцированная страсть сплавляет тотальность человека с возбуждением одной части или момента, образова­ние не позволяет им вырваться за пределы его собственного, точно очерченного права. Тем самым отношения гармоничных натур обретают то преимущество, что именно в конфликте они осознают, сколь незначителен он по сравнению с соединяющи­ми их силами. Но помимо этого, именно у глубоких натур утон­ченная чувствительность к различиям делает склонность и от­вращение тем более страстными, что они выделяются на фоне противоположным образом окрашенного прошлого, а именно, в случае однократных, неотзываемых решений об их отношениях, совершенно отличных от маятникового движения их повседневной взаимопринадлежности, не подвергаемой со­мнению.

[507] Стихийное отвращение, даже чувство ненависти между муж­чинами и женщинами не имеет определенных оснований, а есть обоюдное отвержение всего бытия личностей — иногда это первая стадия отношений, второй стадией которых является страстная любовь. Можно было бы прийти к парадоксальному предположению, что у натур, которые предопределены к самой тесной чувственной связи, этот поворот вызывается инстинк­тивной целесообразностью, чтобы сообщить определенному чувству посредством противоположной ему прелюдии — слов­но бы отступлением для разбега — страстное обострение и сознание того, что теперь обретено. Ту же форму обнаружива­ет и противоположное явление: глубочайшая ненависть выра­стает из разбитой любви. Здесь, пожалуй, решающее значение имеет не только восприимчивость к различиям, но прежде все­го опровержение собственного прошлого, выражающееся в та­кой смене чувств. Узнать, что глубокая любовь (притом не только половая) является заблуждением и отсутствием инстинкта, — это такое самообнажение, такой надлом в надежности и един­стве нашего самосознания, что мы неизбежно заставляем пред­мет этого невыносимого чувства искупить его перед нами. Тай­ное ощущение собственной вины мы весьма предусмотритель­но прикрываем ненавистью, которая облегчает приписывание всей вины другому.

Примечания 1 Человек человеку волк (лат.).

2 Бог из машины; развязка вследствие непредвиденного обстоя­тельства (лат.).

3 Его враждебность относилась не к папству или протестантизму, монархическому правлению или республиканскому правлению, дому Стюартов или Нассаускому дому, но вообще ко всему в то время уста­новившемуся (англ.). Речь идет о памфлетисте Р.Фергюсоне (16371714), Фергюсонезаговорщике, как его называли.

4 Единосущего и подобносущего (греч.). Имеется в виду знамени­тый догматический спор относительно природы Христа.

5 Чтото не ладится (лат.).

6 Исходный пункт (лат.).

7 Старокатолицизм — течение, отколовшееся от католицизма пос­ле Ватиканского собора (18691870).

[508]

Pages:     | 1 ||










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.