WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 17 |

В. П. Большаков

КУЛЬТУРА

КАК ФОРМА

ЧЕЛОВЕЧНОСТИ

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ

ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД

2000

ББК 71.0 Печатается по решению

Б 76 РИСа НовГУ

Рецензенты

доктор философских наук, профессор Г. П. Выжлецов

доктор философских наук, профессор С. Н. Иконникова

доктор исторических наук, профессор П. А. Подболотов

Большаков В. П.

Культура как форма человечности. Учебное пособие. – Великий Новгород: НовГУ имени Ярослава Мудрого, 2000. – 92 с.

В книге рассматривается смысл культуры и особенности ее проявлений. Автор последовательно развивает и конкретизирует современные аксиологические представления о культуре и ее ценностях.

Для специалистов в областях философии и культурологии, аспирантов и студентов вузов, и для всех, интересующихся проблемами культуры.

Издание осуществлено в соответствии с проектом поддержки кафедр программы «Высшее образование» Мегапроекта «Развитие образования в России» Института Открытое Общество ББК 71. © В.П.Большаков, СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ ГЛАВА I. СМЫСЛ КУЛЬТУРЫ Общее понимание культуры Уровни культуры Культура и ценности ГЛАВА II. КУЛЬТУРА И РЕЛИГИЯ Две крайности в оценках религии в ее отношении к культуре Религия и ее ценности на разных уровнях культуры Религиозные верования в процессах становления цивилизации и культуры Религия и культура древних цивилизаций Культура и особенности мировых религий (буддизм, ислам) Христианство и культура Религия и современная культура ГЛАВА III. КУЛЬТУРА И НРАВСТВЕННОСТЬ Нравственная культура и ее уровни Нравственные ценности Нравственная культура и нравственные ценности в разных жизненных условиях Нравственная культура и религия Нравственность и сфера эстетических явлений ГЛАВА IV. ОСОБЕННОСТИ ЭСТЕТИЧЕСКОЙ И ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ Своеобразие эстетической культуры и эстетических ценностей Красота как центральная эстетическая ценность Культура и художественная деятельность. Культура и искусство Эстетическая и художественная культура на разных уровнях ГЛАВА V. КУЛЬТУРА И ПОЗНАНИЕ. КУЛЬТУРА И ИСТИНА Культура и познание Образованность, интеллигентность и культурность Истина как ценность культуры БИБЛИОГРАФИЯ ПРЕДИСЛОВИЕ О культуре написано, в том числе и философами, очень многое. Существует масса разнообразных трактовок самого понятия “культура”. Однако самое перспективное, на мой взгляд, аксиологическое (от лат. “axia” – ценность), ценностное понимание культуры, пока еще недостаточно развито. Поэтому оно мало применяется специалистами и в культурологических исследованиях, и в процессах преподавания культурологических дисциплин, и в обоснованиях действий, и в самой деятельности практиков (управленцев, воспитателей, журналистов и т. д.), в той деятельности, которая сказывается на нынешнем состоянии культуры и на ее будущем.

Хотелось бы, чтобы эта книга была полезной для таких специалистов, а также для студентов, аспирантов, и, в то же время, оказалась доступной для неспециалистов, для всех, кто интересуется культурой в самых разных аспектах.

В размышлениях о культуре я свободно опираюсь на то, что наработано поколениями философов, историков, культурологов, как прошлых эпох, так и ныне живущих; очень знаменитых и не очень известных. Но при опоре на мысли предшественников и современников, – все же пытаюсь провести свою определенную линию в понимании культуры. В чемто эта линия близка к позициям профессоров В. В. Селиванова (гос. Эрмитаж) и Г. П. Выжлецова (НовГУ). В чемто сохраняется лишь общая по направленности близость к этим позициям. В чемто присутствует вольная интерпретация и свои вариации “чужих” взглядов, за что несу ответственность я и никто больше.

В целом, при использовании позиций одних исследований и уважении к другим, в том числе и противоположным, – в книге развивается мое авторское понимание культуры, и возможностей применения такого понимания. Хорошо это или плохо – об этом судить читателям.

В. Большаков ГЛАВА I. СМЫСЛ КУЛЬТУРЫ Общее понимание культуры Cлово “культура” употребляется очень часто. Вроде бы все пони мают, что такое культура. Но, в то же время, существует более 400 определений этого понятия, и его содержание все более разнообразно интерпретируется [1]. При таком разнообразии общее, пожалуй, только одно: понятие “культура” применяется в отношении к человеку и обществу. К природе же, только как к измененной, обработанной, оформленной людьми, или хотя бы осознанной в качестве человеческой ценности. То есть, вообщето говоря, всеми, кто пишет о культуре, удерживается древнеримское противопоставление понятий “cultura” – “natura” (природа), при котором культура это и есть то, что не природа. Отличие от природного, “надбиологичность”, оказывается главной (хотя не единственной) особенностью культуры, когда ее определяют, например, как “специфический способ человеческой деятельности” [2].



Но ведь далеко не все, что не природно и что представляет собой особый способ человеческой деятельности, есть смысл считать культурой. Польский юморист Станислав Ежи Лец както задал вопрос: если людоед ест ножом и вилкой, это – прогресс? Заменим слово “прогресс”, словом “культура”. Стал ли людоед культурным, если научился есть ножом и вилкой? Возможно ли культурное людоедство? Вряд ли. Деятельность, нацеленная на разрушение жизни, не может считаться явлением культуры. Убийство человека человеком – вообще не факт культуры. И самое изощренное убийство, с самыми современными средствами, – тоже. Высокотехнологичный пыточный процесс с прекрасно оформленными орудиями пытки, атомная бомба и т. д. – все это не явления культуры, хотя они явно не природны. В содержании понятия “культура” есть еще нечто, о чем писал великий гуманист XX века А. Швейцер, определивший культуру как “совокупность прогресса человека и человечества во всех областях и направлениях, при условии, что этот прогресс служит духовному совершенствованию индивида как прогресса прогрессов” [3].

Очевидно, конечно, что этот “прогресс прогрессов” происходит не в какомто пространстве “чисто” культурных форм деятельности. Он всегда сопряжен с многообразными формами организации человеческой жизни; столь же неприродными, как и культура. Наряду с культурой, существует то, что называют цивилизацией. Активное использование этого понятия характерно, правда, прежде всего для немецкоязычной традиции. Причем, начиная с О. Шпенглера [4],  термин “цивилизация” стал нередко (в частности и в России) трактоваться в противопоставленности не столько природе, сколько культуре. Цивилизацию стали понимать как нечто очевидно враждебное культуре, как загнивание культуры. У французов, англичан и американцев понятия цивилизации и культуры, напротив, иногда целиком отождествляются. Вывод американского социолога Уильяма Грэма Самнера о культурном смысле людоедства и детоубийства, практиковавшихся в отдельных человеческих сообществах, выглядит вроде бы вполне приемлемым, если цивилизация и культура одно и то же.

Но и отождествление культуры с цивилизацией, и резкое противопоставление того и другого – крайности. Говоря о цивилизации, мы обычно понимаем целесообразную организацию человеческой жизни, то, что обеспечивает ее “комфортность”, удобства, предоставляемые в наше распоряжение социальными действиями, изобретениями, техникой, технологиями. Комфорт (его создание и использование) предъявляет и некоторые духовные (например, нравственные) “требования” к цивилизованному человеку, который должен уметь жить в обществе. Благодаря этому, человек порой так срастается с обществом (с его формами жизни), что у него не остается ни времени, ни сил для культуры, ни даже потребности быть действительно культурным. Цивилизованность, как хорошо показал Г. П. Выжлецов [5], ориентирована на полезность, а культура на самоценность, скажем чувства стыда, справедливости, научной идеи, произведения искусства, другого человека, наконец.

Поэтому социальная организация, техника, и даже наука, будучи связанными с культурой, совершенно необязательно выступают в этом качестве, как явления именно культуры. Конечно, и цивилизация посвоему ценна. Ведь она создает средства и для жизни и для развития, хранения, передачи, обогащения духовного опыта, собственно культуры. Это касается не только разнообразной техники, книгопечатания, радио, телевидения, компьютеров и т. д., но и появления счета и письменности, различных языков, знаковых систем (словесных, музыкальных, изобразительных, жестовых...), без которых никакое духовное развитие невозможно.





О духовном развитии, о духовном опыте я говорю потому, что культура, в отличие от цивилизации, есть явление духовное. Выделение так называемой “материальной культуры” или вовсе некорректно или условно. Культура существует, и ее можно обнаружить, как бы в двух видах. Вопервых, в виде собственно духовного явления: в сознании, отношении к миру, чувстве, переживании, намерении. Так сказать, в идеальной форме. Хотя идеальное и здесь так или иначе опредмечено; иначе мы бы о нем ничего не знали. Опредмечено в знаках, жестах, словах, во внутренней речи, интонациях, и т. д. Вовторых, культуру обнаруживают в виде продуктов и следов духовной деятельности, носителей духовных ценностей. В этом случае и говорят о материальной культуре. Можно “прочесть” как культуру не только книгу, но и пещеру, утварь, дом, храм, наскальное изображение. Но именно “прочесть”, настолько, насколько культурная ценность жива в ее носителе, насколько дух культуры живет в ее остатках. Но жизнь духовного в мертвых формах – вовсе не бесспорна. Может быть мы сами только и вносим нечто духовное в то, что называем остатками культуры прошлого. А бывает и так, что остатки эти вообще не имеют отношения к культуре, хотя были моментами цивилизации. Культура по своей сути духовна и это, кстати, создает большие трудности при изучении, например, культуры древних цивилизаций. Тем более, что жизнь духа проявляется не только в культуре.

Когда мы говорим о культуре, мы имеем ввиду не просто специфическую обработанность, оформленность человеком природы, вещей, самого себя, своих действий и их результатов, а особый характер обработанности, оформленности – особое одухотворение мира. Особое в том смысле, который подчеркивал А. Швейцер, то есть, направленное в сторону очеловеченности, облагороженности мыслей, чувств, настроений, намерений и их выражения вовне, закреплении их в действиях, нормах и идеалах жизни, в вещных носителях культуры.

Иногда очень резко возражают против такого понимания культуры, считая, что оно излишне субъективировано, лишено определенности. Ведь очеловеченность (облагороженность), ее смысл, степень, характер могут пониматься весьма поразному в разное время, в разных условиях и регионах, в разных возрастных группах, разных социальных слоях, да и просто разными людьми. Что является человечным и ценным для меня сегодня, то может восприниматься как античеловечное и антиценное другим человеком или мною же завтра. Но это так и не так. Так, потому что неизбежный момент субъективности в понятиях “человечность”, “благородство”, “ценность”, “культура” – очевидно присутствует. Впрочем, как и в понятиях “добро”, “совесть”, “красота”, “истина” и т. д. Но из этого не следует ни того, что все эти понятия бессодержательны, ни того, что о них невозможно размышлять. То, что стоит за такими понятиями, трудно поддается (или вообще не поддается) анализу, исследованиям методами естественных наук. Ведь в данном случае мы имеем дело с феноменами не просто даже духовными, а ценностными, которые ну никак нельзя сделать чистыми объектами изучения, в смысле их независимости от всего субъективного.

Всетаки мы справедливо отказываемся считать людоедство явлением культуры, хотя не все люди оценивали и оценивают его как нечто бесчеловечное. Понятие культуры лишается сущностного смысла, если в него просто (и совершенно объективно) включать вообще все то, что и как делают люди, все способы и результаты их деятельности, всю человеческую деятельность без разбора. Важна именно духовноценностная составляющая этой деятельности.

Мне представляется поэтому вполне разумным подход к определению культуры Г. П. Выжлецова, который пишет, что: “Культура (от лат. “cultura” – обработка, возделывание, облагораживание, и “cultus” – почитание) – 1) высшая степень облагороженности и очеловеченности природных и социальных явлений, условий жизни и межсубъектных отношений, освоенная живущими и переданная последующим поколениям; 2) сфера реализации ценностей...” [6].

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 17 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.