WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 21 |

Здесь следует иметь в виду, что возможны два толкования комментируемого Постановления КС РФ узкое и широкое. Узкое состоит в том, что проблема приоритета кодифицированного акта, регулирующего конкретные отношения, над иными законами, регулирующими данные отношения, разрешена КС РФ в данном Постановлении исключительно в отношении УПК РФ, но не в отношении иных кодексов. Широкое толкование, напротив, состоит в том, что проблема приоритета кодифицированного акта разрешена КС РФ в данном Постановлении в общем, и, следовательно, в любом кодифицируемом акте, а не только в УПК РФ законодатель вправе устанавливать приоритет этого акта над другими законами. В литературе уже можно найти использование именно широкого толкования этого Постановления.

Для целей комментируемой статьи имеет значение, конечно, широкое толкование Постановления. При таком подходе ГК РФ не только подлежит применению в отношениях по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств, но в случае противоречия между ГК РФ и другими нормативными актами в этой сфере приоритет принадлежит ГК РФ.

В заключение следует отметить, что и в комментируемой статье ГК РФ поставлен на первое место перед другими законами, в том числе перед Законом об ОСАГО. Это может свидетельствовать о том, что законодатель отдает приоритет ГК РФ перед другими федеральными законами, регулирующими отношения по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Судебная практика Суд обоснованно удовлетворил ходатайство о привлечении страховой организации к участию в деле в качестве второго ответчика, поскольку при разрешении спора о возмещении вреда было установлено, что ответственность причинителя вреда застрахована (Информационное письмо ПВАС РФ от 28 ноября 2003 г. N 75 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договора страхования") (извлечение) Организация обратилась в арбитражный суд с иском к авиапредприятию о взыскании убытков, причиненных в результате авиакатастрофы.

Ответственность авиапредприятия за причинение вреда третьим лицам была застрахована в силу пункта 1 статьи 131 Воздушного кодекса Российской Федерации, предусматривающего обязательное страхование ответственности владельца воздушного судна перед третьими лицами.

Суд по ходатайству истца привлек к участию в деле страховщика в качестве второго ответчика. Страховщик возражал против привлечения его к участию в деле, мотивируя это тем, что его отношения с истцом вытекают не из факта причинения вреда, а из договора страхования, в котором истец является выгодоприобретателем. Страховщик не причинял истцу вреда и не может выступать ответчиком в рассматриваемом споре.

Суд правомерно отклонил доводы страховщика, указав следующее. На основании пункта 4 статьи 931 ГК РФ выгодоприобретатель по договору обязательного страхования риска ответственности за причинение вреда вправе обратиться непосредственно к страховщику с требованием о выплате страхового возмещения в целях покрытия причиненного ему вреда в пределах страховой суммы.

Поскольку гражданское законодательство предоставляет истцу право предъявить в подобных случаях иск и к причинителю вреда, и к страховой компании, а истец воспользовался своим правом, то его ходатайство о привлечении страховой организации к участию в деле подлежит удовлетворению.

Комментарий Комментируемое дело вполне можно применить по аналогии к отношениям, возникающим из Закона об ОСАГО.

В комментируемом судебном примере предлагается обратить внимание на следующие обстоятельства:

ВАС РФ подтвердил, что к правоотношениям по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств вполне могут, да и должны применяться положения ГК РФ, регулирующие сходные отношения;

ГК РФ регламентировано, а ВАС РФ подтверждено безусловное право потерпевших, застрахованных в соответствии с Законом об ОСАГО, обращаться за возмещением вреда при наступлении страхового случая непосредственно к страховой организации;

судом подтвержден статус потерпевшего в качестве выгодоприобретателя в договорах страхования гражданской ответственности, в том числе ответственности владельцев транспортных средств;



ВАС РФ подтвердил диспозитивное право потерпевшего (т.е. по его усмотрению) на обращение за возмещением вреда либо к страхователю, либо к страховой компании, либо к обоим одновременно.

Судебная практика В случае досрочного расторжения договора ОСАГО суд признал достаточным основанием предоставление копии договора куплипродажи транспортного средства, подлежащую возврату страховую премию рассчитал пропорционально неиспользованному сроку договора ОСАГО, а в отношении причинения морального вреда применил нормы Закона о защите прав потребителей (Решение Октябрьского районного суда Екатеринбурга от 17 декабря 2003 г.) (извлечение) Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Селянина Владимира Ростиславовича к ООО "Страховая Компания "УРАЛРОС"" о защите прав потребителя, суд установил:

Селянин просит:

1. Признать действия ООО "СК "Уралрос"", выразившиеся в невыплате неиспользованной части страховой премии по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев ТС (страховой полис ААА N 0201248251) незаконными;

2. Признать требования ООО "СК "Уралрос"" о предоставлении дополнительных документов (нотариальная копия договора куплипродажи ТС, копия ПТС с отметкой о снятии ТС с учета, копия свидетельства о регистрации ТС с указанием нового собственника, справка ГАИГИБДД о снятии ТС с регистрационного учета) для расторжения договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев ТС и выплаты части страховой премии незаконными.

3. Взыскать с ООО "СК "Уралрос"" 2 359,5 рублей как часть неиспользованной страховой премии;

4. Взыскать с "СК "Уралрос"" 2000 рублей в качестве компенсации морального вреда.

В обоснование иска Селянин указал следующее.

Двенадцатого августа 2003 г. Селяниным В.Р. был заключен договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев ТС при эксплуатации автомобиля ВАЗ21093, ХТА 21093033496183, в соответствии с п. 1, 2 ст. 4 ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" от 25.04.2002 г. N 40ФЗ (далее ФЗ "ОСАГО"). Условия договора ОСАГО определены Правилами ОСАГО, утв. Постановлением Правительства РФ N 263 от 07.05.2003 г., в соответствии со ст. 5 ФЗ "ОСАГО".

12 сентября 2003 г. указанный автомобиль был продан Спириной Ю.С. по договору куплипродажи автотранспортного средства от 1 июля 2003 г. В соответствии с подп. "е" п. 33 Правил ОСАГО, действие договора обязательного страхования досрочно прекращается в случае замены собственника транспортного средства. В соответствии с п. 34 Правил ОСАГО, часть страховой премии возвращается страхователю в течение 14 календарных дней со дня получения страховщиком заявления страхователя о расторжении договора ОСАГО.

15 сентября 2003 г. Селяниным было подано заявление в ООО "СК "Уралрос"" о расторжении договора ОСАГО в связи с заменой собственника с приложением копии договора куплипродажи. 29 сентября 2003 г. была подана претензия в ООО "СК "Уралрос"" в связи с нарушением срока выплаты части страховой премии, 1 октября 2003 г. Селяниным был получен ответ на претензию от 29 сентября 2003 г. от ООО "СК "Уралрос"". В данном ответе указано, что "СК "Уралрос"" не возражает против расторжения договора ОСАГО и часть страховой премии будет выплачена после предоставлении одного из перечисленных документов: нотариальная копия договора куплипродажи ТС, копия ПТС с отметкой о снятии ТС с учета, копия свидетельства о регистрации ТС с указанием нового собственника, справка ГАИГИБДД о снятии ТС с регистрационного учета.

Истец Селянин считает незаконными требования ООО "СК "Уралрос"" о предоставлении каких либо документов для расторжения договора ОСАГО (страховой полис ААА N 0201248251) по следующим основаниям.

Вопервых, в соответствии со ст. 2 ФЗ "ОСАГО", законодательство РФ об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев ТС состоит из Гражданского кодекса РФ, ФЗ "ОСАГО" и иных нормативных актов, в том числе Правила ОСАГО, утв. Постановлением Правительства РФ от 07.05.2003 г. N 263 (ст. 5 ФЗ "ОСАГО").

В соответствии с п. 2 ст. 958 ГК РФ страхователь вправе отказаться от договора страхования в любое время. Кроме того, согласно подп. "е" п. 33 Правил ОСАГО, договор ОСАГО в любом случае расторгается в случае смены собственника ТС. Таким образом, договор ОСАГО расторгается в случае смены собственника ТС. Таким образом, договор ОСАГО (страховой полис ААА N 0201248251) досрочно расторгается вне зависимости от воли страховщика (ООО "СК "Уралрос"") в силу прямого указания нормативного акта и воли страхователя.





Вовторых, ГК РФ, Правила ОСАГО не обуславливают факт расторжения договора ОСАГО предоставлением страховщику каких либо документов помимо заявления страхователя. Кроме того, в соответствии с п. 34 Правил ОСАГО, страховщик обязан выплатить часть страховой премии в течении 14 дней со дня извещения о замене собственника ТС или заявления страхователя о досрочном расторжении договора ОСАГО.

В соответствии со ст. 958 ГК РФ и п. 34 Правил ОСАГО, страховщик выплачивает страхователю часть страховой премии в случае досрочного расторжения договора страхования. Договор ОСАГО (страховой полис ААА N 0201248251) был заключен 12.08.2003 г. сроком на 1 год до 12.08.2004 г. Страховая премия страховщику была выплачена в полном объеме 2574 руб. (Квитанция N 5130). Заявление о расторжении Договора ОСАГО было подано 15.09.2003 г. Договор ОСАГО действовал 1 месяц. Таким образом, ООО "СК "Уралрос"" обязано выплатить 2359,5 рублей, где 2574 / 12 = 214,5 использованная страховая премия за 1 месяц; 2574 214,5 = 2359,5 неиспользованная часть страховой премии.

Незаконными действиями ООО "СК "Уралрос"" Селянину был причинен моральный вред, т.к. он пережил нравственные страдания в связи с грубым нарушением ООО "СК "Уралрос"" норм действующего законодательства.

В судебном заседании Селянин, а также его представитель Жигарев О.С. подтвердили факты и поддержали доводы и требования изложенные в исковом заявлении.

Ответчик ООО "СК "Уралрос"" в лице представителя Кагарманова В.Г. иск не признал. В обоснование своей позиции указал, что ответчик счел указанный договор куплипродажи автомототранспортного средства от 01.07.2003 года недостаточным основанием для подтверждения замены собственника и предложил представить дополнительные документы. Требования ответчика представить дополнительные документы ответствует общему смыслу Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", изданному в целях защиты прав потерпевших на возмещение вреда, причиненного их жизни, здоровью или имуществу при использовании транспортных средств иными лицами, о чем гласит преамбула закона.

Тезис истца о том, что договор обязательного страхования может быть расторгнут в любое время страхователем неправилен, поскольку противоречит самой сути обязательного страхования. Вопрос расторжения договора обязательного страхования гражданской ответственности в любое время по инициативе страхователя в Федеральном законе "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" не урегулирован, т.е. является пробелом в законодательстве, и надлежит его разрешать в соответствии с основными принципами обязательного страхования. Кроме того, иные виды обязательного страхования (обязательное медицинское страхование, обязательное социальное страхование, страхование ответственности организаций, эксплуатирующих опасные производственные объекты, и т.д.) не предусматривают возможности такого расторжения. В силу статьи 6 пункта 2 Гражданского кодекса РФ, в данном случае следует применить аналогию права, т.е. исходить из общих начал и принципов законодательства (ст. 3 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств") и требований добросовестности, разумности и справедливости.

Согласно статье 931 части 3 Гражданского кодекса РФ договор страхования риска ответственности за причинение вреда считается заключенным в пользу третьих лиц, которым может быть причинен вред. Следовательно, расторжение договора страхования ответственности за причинение вреда несет в себе правовые последствия не только для страховщика и страхователя, но и неограниченного круга выгодоприобретателей третьих лиц, которым может быть причинен вред.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 21 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.