WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

В.А. Плунгян

Антирезультатив: до и после результата

В статье постулируется существование особой семантической зоны близких друг к другу (и часто выражающихся одним и тем же показателем) глагольных значений, которую предлагается называть “антирезультативной”. Значения, принадлежащие этой зоне, делятся на две большие подгруппы: те, которые описывают недостигнутый результат (конатив и проксиматив), и те, которые описывают аннулированный результат. Обсуждаются способы выражения всех этих значений и связь семантической зоны антирезультативности с другими глагольными зонами – в частности, аспектуальной и модальной. Особого внимание заслуживает связь показателей аннулированного результата и показателей плюсквамперфекта, характерная для многих языков мира. Эту связь предлагается описывать с помощью понятия “ретроспективного сдвига”.

Результативность можно считать изученной много лучше других глагольных категорий, в том числе – после работ Недялков (ред.) 1983 и Nedjalkov (ed.) 1988 – и в типологическом плане. Тем не менее, с нашей точки зрения, в описании типологического пространства категорий, связанных с идеей результата, существует важная теоретическая лакуна – правда, относящаяся скорее не к обозначению результата, а к обозначению его отсутствия. Ниже мы попытаемся обосновать это утверждение и затем рассмотрим целый ряд кандидатов на заполнение указанной лакуны.

Поскольку понятие результата связано с понятием предельности (см. ниже), наше исследование по необходимости опирается главным образом на анализ семантических свойств предельных процессов и почти не касается других аспектуальных типов ситуаций. В ряде случаев такое ограничение оказывается, как мы увидим, несколько насильственным (ср. в особенности раздел 2.1); мы придерживаемся его в данной работе, главным образом, из соображений компактности изложения.

1. Вводные замечания 1.1. Определение результатива как одной из аспектуальных (в широком смысле) категорий глагола, как известно, апеллирует к понятию “естественно­го результата” некоторой ситуации. Это понятие, в свою очередь, предполагает существование особого класса предикатных лексем, которые описывают ситуации, традиционно называемые предельными, т.е. такие, в семантику которых “встроена” идея обязательного их завершения в случае нормального хода событий (подробнее см., например, Dahl 1981; Булыгина 1982). Если в языке имеется специальный приглагольный показатель, выражающий состояние (субъекта или объекта ситуации), наступившее после достижения ситуацией естественного предела, то такой показатель и называется результативным. Самой простой иллюстрацией могут служить русское предложение (1) или испанское (2) с тем же значением; ср. также английский пример (3):

(1) Машина сломана (2) El coche estа quebrado опр:м:ед машина быть:наст:3ед сломанный:м:ед (3) He is gone ‘Его нет [потому что он ушел]’.

Во всех трех случаях результативным показателем является конструкция, состоящая из экзистенциального глагола и пассивного причастия; разумеется, существуют и другие возможности – см. разнообразный материал в книге Недялков (ред.) 1983.

Результатив по своей семантике ближе всего к стативным предикатам, но, в отличие от них, является морфологически (и семантически) производным стативом; с другой стороны, результативное значение можно сближать со значением перфекта, частным случаем которого (называемым “статальным перфектом”, или “перфектом состояния”) оно, строго говоря, и является; более того, диахронически результативные значения, повидимому, всегда предшествуют другим значениям, выделяемым у показателей перфекта в языках мира (таким как “экспериенциальное” значение типа ‘по крайней мере один раз в прошлом’, и др.). При этом в языке могут существовать различные показатели для выражения перфекта и результатива (как это и имеет место, например, в испанском или английском, где для выражения перфекта используются причастные конструкции с глаголом ‘иметь’); с другой стороны, современный русский является примером языка, в котором, при наличии показателей результатива, специальных показателей перфекта не существует (может быть, правильно сказать “пока не существует”).

Подробнее о понятии результатива см. Недялков и др. 1974 (где был введен сам этот термин; но ср., впрочем, Coseriu 1976: 9899, где – по всей видимости, независимо – предлагается аналогичная терминология), Недялков/Яхонтов 1983, Маслов 1983; о диахронической связи результатива и перфекта см. также Bybee et al. 1994, о связи результатива и предельности – также Плунгян 1989 (где рассматривается возможность расширения результативного значения для описания таких результатов, которые следовало бы называть не семантически, а прагматически естественными – первый шаг на пути к превращению результатива в перфект).



1.2. Итак, результатив связан с достижением некоторого состояния; он встраивается в семейство категорий, описывающих смену качественно различных фаз у динамических – прежде всего, предельных – ситуаций (ближайшей категорией в этом ряду оказывается, как мы видели, перфект; другой категорией является, например, комплетив, описывающий сам момент достижения предела, ср. русск. После того, как машина сломалась...). Размышляя о том, какие еще возможны кандидаты на заполнение этого участка типологического пространства, естественно обратить внимание на следующий факт.

И комплетив, и результатив, и перфект описывают ситуацию нормального хода событий – так сказать, ничем не омраченный переход к финальной фазе предельного процесса и тому, что следует за ней. Между тем, нормальный ход событий может быть нарушен, и это нарушение во многих случаях прагматически может оказаться едва ли не более релевантным, чем отсутствие такового. Прагматически релевантная информация, как правило, находит специализированное выражение хотя бы в какойто из существующих грамматических систем. Каковы могут быть кандидаты на эту роль в данном случае? В тех исследованиях, которые ставят своею целью инвентаризацию (или даже исчисление) возможных в языках мира глагольных категорий в целом (например, Bybee 1985; Bybee et al. 1994; Мельчук 1998) или аспектуальных глагольных категорий (Comrie 1976; Dahl 1985; Smith 1991) подходящих кандидатов с первого взгляда как будто бы обнаружить не удается. Нет указаний на существование или хотя бы теоретическую возможность таких значений и в тех работах, которые специально посвящены анализу фазовой структуры ситуации (как, например, Храковский 1980; Brinton 1988; Dik 1989: 186192). Впрочем, в некоторых случаях, как станет ясно из дальнейшего, эти значения, неузнанные и неназванные, скрываются под чужими именами и в окружении совсем иных категорий.

Попытаемся более точно сформулировать свойства тех значений, показатели которых мы ищем.

В соответствии с очерченной выше схемой, мы будем различать в структуре предельного процесса: (a) “срединную фазу”, (b) “финал”, или “конечную точку” (понимая под этим момент достижения предела), а также (c) “результирующее состояние” (которое наступает непосредственно за этим моментом). Можно представить себе по крайней мере три типа нарушения нормального хода вещей:

1) достижения конечной точки не произошло – процесс был прерван раньше, в своей срединной фазе;

2) переход от конечной точки к результирующему состоянию не произошел – процесс завершился, но нового состояния не возникло;

3) результирующее состояния возникло, но оказалось нестабильным и перестало иметь место (например, было ликвидировано некоторым внешним по отношению к данной ситуации фактором).

Специальные глагольные показатели, маркирующие значения типа (2), нам неизвестны – может быть потому, что причинноследственная связь между моментом достижения результата и непосредственно следующим за ним состоянием очень жесткая, и это звено в наименьшей степени поддается разрыву. Что касается показателей как первого, так и третьего типа, то они существуют и отличаются значительным разнообразием. Более того (и это, повидимому, является наилучшим оправданием предложенной здесь схемы рассуждений) – в языках существуют случаи, когда оба эти значения выражаются одним и тем же показателем (эти случаи будут подробно рассмотрены ниже, в разделе 3.2). Употреблениями такого единого показателя очевидным образом управляет именно та общая логика, с которой мы начали рассуждения: это показатель “нарушенной результативной фазы” – или, как мы предлагаем его называть, показатель антирезультатива (как представляется, это не противоречит практике использования лингвистических терминов с префиксом анти).





Если такого обобщения не происходит, то антирезультативное значение реализуется в двух разновидностях: “результат аномальным образом не был достигнут – движение к результату прервано” и “результат был достигнут, но был аномальным образом аннулирован”. Эти показатели, естественно, могут выражаться в глагольных системах и независимо друг от друга. Мы рассмотрим обе эти возможности.

Наиболее частый случай, который мы наблюдаем в языках мира, состоит в том, что антирезультативные употребления образуют более или менее четко выделимое подмножество среди других употреблений некоторой глагольной формы. Иными словами, имеет место то, что, пользуясь терминологией из Недялков/Яхонтов 1983, можно было бы назвать “совмещенным антирезультативом”: антирезультативное значение в языке присутствует, но не имеет специального показателя; показатель антирезультатива полисемичен. Поэтому ниже, описывая различные антирезультативные значения, мы сначала будем рассматривать совмещенные показатели, а затем – показатели, выражающие только значения антрирезультативной зоны (если таковые существуют). Такой порядок рассмотрения полезен и с эвристической точки зрения, поскольку синхронная полисемия, как известно, является отражением диахронического развития данного показателя на пути грамматикализации (см. Bybee et al. 1994); тем самым, мы получаем дополнительные сведения о том, как могут возникать антирезультативные значения и с какими другими семантическими зонами они чаще всего сближаются.

В разделе 2 будут описаны (в указанном порядке) значения, соотносящиеся с указанием на недостигнутый результат; в разделе 3 – значения, соотносящиеся с указанием на аннулированный результат и случаи совмещения значений обоих типов в рамках одного показателя.

2. Типология: до результата 2.1. Даже самые беглые наблюдения свидетельствуют, что семантическая зона “недостигнутого результата” в языках мира очень богата. Напомним, общим элементом всех этих значений является ‘(нормальное) развитие процесса в направлении к финалу остановлено’. Для дальнейшей дифференциации значений этого типа мы будем использовать следующие три параметра:

1) возможность дальнейшего продолжения процесса после его остановки;

2) наличие усилий субъекта по достижению результата (что предполагает также желание субъекта достичь результат);

3) степень “приближения” к результату.

Параметр (1) является необходимым для отделения антирезультативных показателей в чистом виде (предполагающих, в конечном итоге, отсутствие результата) от таких показателей, которые не исключают дальнейшее продолжение процесса и фиксируют лишь остановку в его протекании. По одну сторону этой границы находятся показатели со значением прерванного действия (типа перестать, прекратить или бросить) или простого отсутствия результата к некоторому заданному моменту (типа еще не, так и не). Эти показатели мы полностью исключаем из рассмотрения в данной работе, поскольку они соотносятся только с фазовым, а не с результативным аспектом ситуации, т.е. никак не характеризуют качественную динамику ее развития; “семантических мостов” между ними и антирезультативными показателями нет.

Несколько более сложный случай представляет собой другая группа показателей, которые фиксируют определенную качественную стадию развития процесса на пути к финалу – а именно, описывают процесс в точке, максимально близкой к финалу. В русском языке этот тип значения выражается, например, сочетаниями глагола с почти. Такие показатели (мы будем называть их “псевдокомплетивами”) также, вообще говоря, не исключают дальнейшего развития процесса; существенно, однако, что они могут использоваться и для описания остановленного процесса, не достигшего результата – и в этом качестве уже представляют для нас интерес. Предложение Он почти открыл окно может означать как то, что окно не удалось открыть (хотя положение вещей было максимально близко к этому), так и то, что, в случае нормального продолжения, финал ситуации наступит в ближайшее время. В первом случае мы имеем антирезультативное значение.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.